ЗАМКИ ЭСТОНИИ

Эстония - главная

Вальяла
Вао
Васкнарва
Вастселийна
Вильянди
Виртсу
Каарма
Калви
Каркси
Кейла
Кийу
Килтси
Колувере
Курессааре
Лайузе
Лихула
Лихулинна
Маасилинна
Нарва
Отепя
Падизе
Пайде
Пёйде
Поркуни
Пуртсе
Пыльтсамаа
Пярну
Раквере
Сангасте
Таллин
Тарту
Тоолсе
Хаапсалу
Хелме

ДРУГИЕ ЗАМКИ

Главная
Замки Латвии
Наш форум

Замок Вастселийна (Нейгаузен - Neuhausen)
(1342 г.)

Развалины епископского замка Вастселийна находятся на правом берегу речки Яамаоя (также Мийксеоя и Меэкси) в месте ее впадения в реку Пиуза, в 3 км к востоку от поселка Вастселийна в уезде Вырумаа в Эстонии. Замок был заложен магистром Ливонского ордена Бурхардом фон Дрейлебеном в 1342 г. как пограничный замок Дерптского (Тартуского епископства) против Изборска. Первоначально был посвящен Деве Марии и назывался Фрауэнбург (Frauenburg). Надо заметить, что в 1341 г. Ливонским орденом уже был основан замок с таким же названием в Ливонии, в ее курляндской части - Фрауэнбург (ныне Салдус в Латвии).

Археологические раскопки свидетельствуют о том, что эта местность была обширно заселена уже с конца VIII века. Еще до замка здесь существовал древний чудский город Вастселийна, на развалинах которого дерптским епископом (предположительно Фридрихом фон Хазельдорфом (Friedrich von Haseldorf), было основано поселение около 1273 г. Из-за частых пограничных и торговых раздоров между Тартуским (Дерптским) епископом и магистром Ливонского ордена, было решено построить общими усилиями замок на границе Псковского княжества.

Также чтобы защитить приграничные области от нападений псковитян, магистр Ливонского ордена Бурхард фон Дрейлебен поручил вильяндскому комтуру Госвину фон Герике выстроить два замка в честь Девы Марии - Мариенбург (Алуксне) и Фрауэнбург (Вастселинн). Интересно, что в то же время существовал еще один орденский замок, называемый Фрауэнбург! Орденский замок Вастселийна (нем. вначале Frauenburg, затем Neuhauzen) в Тартуском епископстве, построенный одновременно с орденским замком в Алуксне.

Возможно, в связи со вторым Фрауэнбургом замок в Вастселийне был переименован в Нейгаузен. Однако ситуация не улучшилась - теперь в Орденских землях стало сразу три Нейгаузена! Один - это замок Нейгаузен, ныне Валтайки в курляндской части нынешней Латвии, а второй - замок Тевтонского ордена Нейгаузен, ныне Гурьевск в Калининградской области России.

Находясь на границе владений псковичей и ливонских рыцарей, замок часто подвергался нападениям со стороны русских и считался сильной крепостью и складским местом для контрабандных товаров, перевозимых в Россию. Уже со средних веков самый короткий путь из Пскова до Риги пролегал через Вастселийну. На окраине дороги вблизи крепостных стен был построен трактир, который отмечен на дорожных атласах 1695 г. Около трактира нынче берет свое начало и заканчивается походная тропа древней долины реки Пиуза.

Древнейшей частью замка считается построенная на мысу мощная четырехгранная башня с часовней и с цейхгаузом, которые существовали, судя по письменным источникам, уже в 1353 г. В 3-й четверти XIV века был пристроен главный корпус в виде упрощенного конвентского дома (устаревший термин, ныне принято говорить «кастелла»), состоящего из трех флигелей. В это время замок считался самым мощным в Старой Ливонии. В конце XV – начале XVI века замок был реконструирован: построен новый форбург, сложная система ворот и круглые башни с амбразурами для огнестрельного оружия. До сих пор северо-восточная башня выделяется своим исключительно богатым декором; она построена, вероятно, мастером, возводившим западные башни Петропавловского собора в Тарту. С XVIII века в развалинах.

С 1354 г. замок стал местом паломничества. Рижский архиепископ написал римскому папе Иннокентию VI (1352-1362), описав чудо, что случилось в замковой часовне Вастселийны. Однажды ночью в сентябре 1353 г. люди услышали музыку в часовне, и когда они пошли посмотреть на то, что происходит, они увидели две свечи в таинственной молнии. Крест, что обычно висел на стене, теперь стоял загадочно без любой поддержки на алтаре. Это все еще находилось там, когда письмо было написано в 1354 г. После этого чудо стали приходить осматривать люди из Ливонии и даже из Германии. Много слепых людей прозрели и те, кто не слышал хорошо прежде, стали слышать снова.

К вопросу о т.н. чуде схождения Белого креста в Вастселийне. В 1346 г. епископом Дерптским (Тартуским), которому подчинялся замок Вастселийна, стал Иоганн I фон Фюнфхаузен, благополучно пробывший на этом посту до 1373 г. А архиепископом Рижским, писавшим папе Римскому о чуде, был Фромхолд фон Фисхузен, Фифхузен, Фюнфхаузен (Fromhold von Funfhausen) 1348-1369 (1370). Получается обыкновенная симония? Поддержка родственника?

Крест находился в замковой часовне. Посетителями были паломники преимущественно из самой Ливонии, а также из Германии. Посещение часовни давало 40-дневное отпущение грехов. Кроме возвращения слуха и зрения. Это было продекларировано папой Инокентием VI в 1354 году. Как можно заметить, чудо возникло через непродолжительное время после строительства замка. Да и не стоит забывать что замок находился на границе с территорией не охваченной католичеством, и возможно замок был выбран в качестве стартовой площадки распространения католичества. Хотя это была несколько запоздалая мера, т.к. население вокруг было православным.

Исследователь ливонских замков Армин Туулсе отмечает одно любопытное обстоятельство: католическая Церковь стремилась сделать популярными на Западе Эстонию и Ливонию, а для этого нужно было иметь в этих землях или святых — мучеников за веру, или легенды о чудесных предзнаменованиях. Но в Ливонии не было ни того, ни другого, наоборот, по Европе шла молва о жестокостях католиков в этом крае. Распространялись легенды, например о том, что крест упал с неба в Фрекенхорстский монастырь в Вестфалии и что рыцарь Бернард из Липпе взял его в крестовый поход в Ливонию. Там это сокровище попало в руки русских, но чудодейственные силы спасли его и доставили обратно в Фрекенхорст, где он хранится и до настоящего времени. С этой же легендой связывают часовню замка Вастселинна, где на восточной стороне одной из башен находится крест, указывающий, где проходит граница с «нечестивыми русскими» на востоке.

В 1501 году воевода Даниил Щеня, разорив окрестности Нейгаузена, несколько дней безуспешно осаждал его.

В начале Ливонской войны, в январе 1558 года 40-тысячная русская армия под командованием касимовского царя (хана) Шиг-Алея, князя М.В. Глинского и боярина Даниила Романовича Захарьина вторглась в Ливонию. Русская армия за месяц прошла по маршруту Мариенбург — Нейгаузен — Дерпт — Везенберг — Нарва. При этом не был взят ни один укрепленный город, но страна изрядно опустошена. В конце мая 1558 года закончилось сосредоточение в Пскове 40-тысячной армии князя П.И. Шуйского с О.И. Троекуровым и А.И. Шейным. В начале июня русская армия осадила Нейгаузен. 30 июня 1558 года, Нейгаузен был взят русским войском под командованием князя Шуйского после непродолжительного, но энергичного сопротивления: "билися немцы добре жестоко и сидели насмерть". Магистр Ливонского ордена фон Фюрстенберг с двухтысячным орденским войском и тысячным наемным отрядом епископа Дерптского стоял в нескольких переходах, близ Киррумпяя. Когда магистр узнал о сдаче Нейгаузена, он сжег Киррумпяя и со своими войсками отступил к Валке, а епископ ушел в Дерпт.

До 1582 года замок принадлежал русским, потом в результате Ям-Запольского мира 1582 г. перешел к полякам. В 1600 г. началась шведско-польская война, продолжавшаяся 25 лет. В 1601 г. Вастселийну захватили шведы, потом замок переходил из рук в руки и снова оказался у шведов в 1625 г.

В 1655 году, накануне Русско-шведской войны 1656—1658 годов, полуразрушенные укрепления Нейгаузена были восстановлены шведским королем Карлом X, однако в ходе кампании 1656 года русские овладели Вастселийной без потерь. Стрелецким отрядом под командованием Афанасия Насатина (военачальник царя Алексея Михайловича) был взят Мариенбург (Алуксне). Город был объявлен российской вотчиной и переименован в Алист. В то же самое время русскими войсками был также взят Нейгаузен. В 1661 году Нейгаузен был возвращен Швеции согласно условиям Кардисского мира.

О замке в "Путешествии в Московию Николааса Витсена (1664-1665) 23 ноября. О замке Нейхаузен (ныне Вастселинна в Эстонии прим. автора сайта)

Мы прибыли в добром здравии в замок Нивен-Хойзен, нас сопровождали старший лейтенант Стефкен и два лейтенанта, которые помогали нам во всем пути.
Комментарий: Замок на границе Лифляндии и русского государства. Ныне сохранились лишь руины замка в 18 км от Печоры.

Теперь мы узнали, как обстояло дело с нашим приемом: русские, из боязни чумы, заняли все проходы, чтобы мы не прошли в их страну. Воевода Пскова не решался открывать письма посла, не подпускал к себе близко и наших посланцев: когда он разговаривал с ними, то между ними зажигали костры, а письма окуривали. Он требовал письменное свидетельство о том, что мы здоровы и что в Риге мы спокойно ходили по улицам, что и было сделано. Их же уверили, что большая часть свиты умерла в Риге. Сегодня мы прошли одну милю верхом. При нашем въезде палила пушка. Замок - это очень старая постройка, сделанная еще рыцарями-крестоносцами, на его стенах заметны кресты.

Комментарий: То есть рыцарями немецкого ордена Kreuzherren, который господствовал в Лифляндии и Эстляндии до 1561 г., когда Эстляндия отошла к Швеции, а Лифляндия - к Польше. Хорошо укрепленный пограничный замок Ноехаузен (Nieuwehuijsn - Neuhausen), первоначально называвшийся Фрауэнбург (Frauenburg), был построен орденом Крестоносцев в середине XIV в. (1340-1345), равно как и расположенный несколько южнее замок Мариенбург (Marienburg), для охраны границ от русских. См.: Schiemann Th. Russland, Polen und Livland bis ins 17 Jahrhundert. Berlin, 1887. S. 87, 307; Seraphim E. Geschichte von Livland. 1. Gotha, 1906. S. 99.

Замок стоит на высоте, валы сухие. Прежде чем добраться до замка, переходят через маленькую речку. В замке устраивают службу в маленькой церквушке. Здесь хранится лук, из которого много лет назад был поражен один великий князь. По легенде, замок был осажден 10-тысячным войском, а когда осажденные собрались сдаваться, они помолились, затем еще раз выстрелили и попали как раз в царя [князя]; поэтому они и освободились. Замок очень разрушен, как обычно разрушены замки в этих морских районах, раньше их было 150. В гарнизоне 25 шведов из Скопена, русские посты находятся на расстоянии не более выстрела от замка, и оттуда можно бросить в Россию камень.

Комментарий: События, лежащие в основе этой истории и имевшие место приблизительно за 300 лет до Витсена, никак не могли быть связаны с царем, поскольку первые цари появились на Руси лишь в XVI в. Возможно, историческим ядром этого рассказа послужили события, описанные в ПЛ (28, 104), согласно которым в 1368 г. (в 6876 г. по древнерусскому летоисчислению) замок Нивенхёйзен осаждался псковичами под предводительством князя Александра Псковского. В связи с этой осадой воевода Пскова Селило Скертовский вел свои войска в Керепигу (Kirepiga), но по дороге был убит неожиданно напавшими на него немцами. Псковичам, осознавшим после этого убийства свою слабость, пришлось вернуться восвояси. Таким образом, многое сходится: это происшествие имело место примерно за три века до Витсена, замок Нивенхёйзен сначала осаждался русскими, но потом осада была снята, погиб русский военачальник, однако он не был князем и погиб, по-видимому, не у стен Нивенхёйзена. См. также: Тихомиров И. О первой псковской летописи // Журнал Министерства народного просвещения. СПб. 1883. № CCXXIX. С. 218-219.

На границе стояла стража из крестьян, которые нас всегда задерживали, когда мы, прогуливаясь, хотели пойти в их сторону, спрашивая каждого, откуда идет и куда. Стража располагается примерно в получасе ходьбы от замка, оттуда был слышен барабанный бой и команды. Около места караула лежит небольшой круглый камень, который они называют Теплым. Назван он так потому, что поляки, когда пытались вытащить пограничные столбы Лифляндии, стреляли горячей пулей, чтобы определить расстояние, на которое хотели переместить столбы [к востоку]. Русские считают свои границы проходящими около замка, т.е. граница - это речушка, омывающая замок, она проходит несколько ниже, через деревню [Мегетситс], поэтому деревня полурусская, полулифляндская; как пограничная речка она известна на всех картах. По поводу этой границы часто бывают большие споры. Недавно, когда русские собрались принять некоего князя у себя вблизи замка, им заявили, что откажут в этом, если они явятся с оружием, но если безоружными, - то разрешат. Немногочисленное население, живущее вокруг замка, из которых нет знатных на расстоянии 6 миль в окрестностях замка, говорит только на финском и русском языках. Лук, о котором говорилось [выше], высотой 5 футов, очень тяжелый и сделан из толстого слоя рыбьих костей, положенных друг на друга. Железяки, с помощью которой лук натягивали, - нет. Когда 8 лет назад русские заняли замок и один из них спросил, почему этот лук должен был висеть рядом с другими, никто не посмел ему сказать, что из этого лука 300 лет назад было поражено сердце их царя [князя] и что здесь празднуют этот день. Тогда русский забрал это железо и подковал им своих лошадей, а остаток бросил.

Пока мы находимся в Лифляндии, я еще скажу, что вся страна вместе с крестьянами подарена шведской короной ее фаворитам и что у нее здесь ни фута земли собственной, но summum imperium [вся власть] остается за нею, и она взимает дань. Все эти фавориты и любимцы живут в деревнях, в своих имениях, в простых бревенчатых домах, у них мало или почти нет домашней утвари, кроме сундука, стола, стула, скамьи и ружья; русские во время войны разорили их добро. Пьют они здорово, часто вместо вина пиво. На этом описание замка Витсеном закончено.

В последний раз о пригороде Нейгаузена упоминается в 1690 году. 4 апреля (по н.ст.) 1697 года непривычно огромный для мирного времени обоз из нескольких сотен подвод, т.н. Великое посольство Петра Первого в Европу, оставив по левую руку Изборск, через двенадцать верст пересек пограничную речку Пивжу (Пиузу), отделявшую владения Московского царя от подвластной королю Швеции крепости Нейгаузен. Посольство останавливалось здесь на отдых. Когда в начале XVIII века в итоге Северной войны Вастселийна была занята русскими, она уже не была крепостью, будучи разрушенной Б.П. Шереметевым в 1702 г. по приказу Петра Первого. Русское название Нейгаузена теперь Новгородок, Лифляндской губернии, Дерптского (Юрьевского) уезда.

Замком Вастселийна интересовались многие литераторы XIX века. Так, например, будущий поэт А. Фет (1820-1892) во время одного из праздников совершил с товарищами прогулку верхом в Нейгаузен (Вастселийна) и в Печеры, однажды ездил с Крюммером в Дерпт. Замок упомянут в произведениях И. Лажечникова и А. Бестужева-Марлинского (см. избранные цитаты здесь ниже).

Между Псковской областью и Эстонией в 2002 г. готовился проект в области туризма, связанный с развитием исторических памятников – Изборской крепости Печорского района и крепости Вана-Вастселина в Вырусском уезде. Как сообщил председатель Комитета по внешним связям и туризму Вадим Лаптев, оба эти памятника находятся близко к границе и пунктам пропуска, представляют большой интерес для туристов двух государств. Готовилась заявка в международный фонд Тасис на получение средств для реализации этого проекта. Ожидалось, что на совместную программу будет выделено 150 тысяч евро.

Территорию замка лишь к началу XXI века очистили от леса. В плане археологии здесь может быть немало интересного. Под многочисленными холмиками, поросшими травой, просматриваются очертания частей замка. Около замка много курганов и остатков старинных церквей. В 2005 г. возле замка велись археологические раскопки.

Ежегодно в сентябре в замке отмечается День паломничества в честь чуда Белого Креста. Это один из известных в современной Эстонии центров паломничества.

ПРИЛОЖЕНИЕ 1: Цитата о замке Нейгаузен из исторической повести А.А. Бестужев “Замок Нейгаузен”

С 1821 по 1825 год, до ареста за участие в восстании 14 декабря, А.А. Бестужев-Марлинский создал четыре “ливонских повести” - “Замок Венден”, “Замок Нейгаузен”, “Ревельский турнир” и “Замок Эйзен”. "Замок Нейгаузен" отличается от прежних произведений Бестужева этого цикла. "Эпохой своей повести,- пишет Бестужев,- я избрал 1334 год, знаменитый в летописях Ливонии взятием Риги германцем Эбергардом фон Монгеймом. Он привел ее в совершенное подданство, взял с жителей дань и письмо покорности, разломал стену и через нее въехал в город".

Летний день западал, и прощальные лучи солнца бросали уже волнистые тени на круглые стены замка Нейгаузеиа. Туман подернул поверхность речки, обтекающей кругом холма, на котором воздымаются твердыни, и она, гремя, бежала вдаль сереброчешуйною змейкою. Ворота замка были отворены, и сквозь них, среди широкого двора, виделись терема рыцарские. Остроконечные их кровли пестрели разноцветною черепицею; все углы обозначались стрелками, и на многих висели башенки. Неровной величины окна, с чудными изображениями, были разбросаны в стенах без всякого порядка, и контра-форсы, упираясь широкою пятою в землю, поддерживали громаду здания. Казалось, оно не было древним; но молодой мох лепился уже по стенам, из неровного плитняка сложенным, и местами зеленил мрачную их наружность. Двухъярусные переходы вокруг бойниц амфитеатром замыкали окружность, и на них грудами лежали каменья, бревна, станки для огромных самострелов, тяжелые топоры, даже стенные пищали, тогда весьма редкие и столь же опасные своим, как врагам; словом, все доказывало близость опасного соседа и возможность внезапной осады. Часовые в шишаках, однако ж без лат, бродили по гребню, и в замке было так тихо, что слышалось пенье кузнечика. Направо от ворот щипал мураву статный конь; влеве тянулись полосатые гряды огорода.

Круглая зала Нейгаузена освещена была двумя большими свечами из желтого воска, воткнутыми в двурогий железный светец. Пламя их веяло по воле ветра, проникающего в неровный свинцовый переплет готических окон, но блеск не достигал под вершину остроконечных сводов, зачерненных дыханием времени, и только изредка отсвечивались по стенам щиты и кирасы и двойная тень мелькала от оленьих рогов, между ими прибитых. Две тяжелые печи, испещренные муравлеными украшениями, стояли друг против друга. Дебелый дубовый стол занимал средину комнаты. За ним сидел рыцарь Ромуальд фон Мей и беспечно стучал шашкою по доске... Игра была не кончена, стаканы опрокинуты, и владетель замка Эвальд фон Нордек ходил быстрыми шагами по зале. По неровному звуку его шпор, по волнению в груди заметно было, что он вне себя; его лицо пылало гневом, и кровавые глаза разбежались.

- Да, да, - вскричал он, остановившись против Мея, - теперь вижу, что был до сих пор слепцом, был игрушкою жены своей. И я был так прост, что доверился этому русскому варвару, оставил волка в овчарне. Теперь не дивлюсь, что жена моя... что Эмма, хотел я сказать, так нежно ухаживала за его ранами, так жаловала его песни и разговоры. Теперь понятно мне, отчего шепчут рыцари, когда я вхожу в их общество, отчего дамы так часто спрашивают об ее здоровье. Лицемерная, неблагодарная женщина! Не я ли презрел для нее все обычаи предков и все толки дворян - извел ее из пыли ничтожества и из безродной сироты сделал владетельницей Нейгаузена; но что более всего: не я ли любил ее так нежно, так пламенно! О, какое яркое пятно положила ты на славное имя Нордеков! Что сказал бы теперь дед мой, гермейстер Ордена, если бы такие обиды могли воскрешать мертвых, как они умерщвляют живых!

Я видел живописный Нейгаузен, и в нем не раздавался уже звук стаканов, ни гром оружия. Верхом въехал я в круглую залу пиршества, - там одно запустение и молчанье. Этот замок, построенный Вальтером фон Нордеком в 1277 году и наступивший пятою на границу России, доказывал некогда могущество Ордена; теперь доказывает он силу времени. Лишь одна круглая башня, прекрасной готической архитектуры, устояла; остальное распалось. По карнизам стелется плющ, деревья венчают зубчатые стены; из бойниц, откуда летали некогда меткие стрелы, выпархивает теперь мирная ласточка, и ручей, пробираясь между развалин, омывает главы обрушенных башен, которые когда-то гляделись с высоты в его поверхность.

Нейгаузен - пограничный замок ливонских рыцарей, построенный в начале 40-х гг. XIV в. (у Марлинского неверно - 1277 г.) и служивший опорным пунктом рыцарей при набегах на псковские и новгородские земли (современное название - Вастселийна).

ПРИЛОЖЕНИЕ 2: Цитата о замке Нейгаузен из исторического романа И.И. Лажечникова "Последний Новик" (1831-1833)

В Нейгаузенской долине, где пятами своими упираются горы Ливонские и Псковские, проведена, кажется, самою природою граница между этими странами. Новый-Городок (Нейгаузен) есть уже страж древней России: так думали и князья русские, утверждаясь на этом месте. Отважные наездники в поле, они были нередко политики дальновидные, сами не зная того.

Замок нейгаузенский построен на крутом берегу речки Лелии, передом к Лифляндии. Четыре башни по углам, соединяющая их ограда, — все это грубо выведенное из дикого, неотесанного камня, — довольно глубокий овраг с трех сторон, с четвертой — обделанный берег, — вот вся искусственная сила этой твердыни. Зато как далеко, как зорко оглядывает она перед собою вправо и влево всю немецкую сторону! Все, что идет и едет от Мариенбурга, Риги и Дерпта, все движения, за несколько десятков верст, не укроются от сторожкого ее внимания. Только сзади господствует над нею отлогое возвышение, беспрестанно поднимающееся на две с лишком версты до гребня горы Кувшиновой; но там — сторона русская! Речка Лелия течет перед лицом замка, изгибаясь, в недальнем расстоянии, с левой стороны назад, с правой вперед. На углу правого изгиба насыпь (вероятно, и на левом была подобная же, но она застроена теперь корчмою); несколько таких искусственных высот, служивших русским военными укреплениями, идут лестницею по протяжению печорской дороги. Некоторые из них уцелели доныне, иные обросли рощицами, другие изрыты дождями, а может быть, и жадностью человеческою. Струи речки мелки, но шумят, строптивые, будучи преграждены множеством камней, временем брошенных в нее с высоты башен.

Вид из замка обнимает Лифляндию на несколько десятков верст; перед глазами разостлан по трем уездам край ее одежды. Прямо за речкою, в средине разостлавшейся широко долины, встал продолговатый холм с рощею, как островок; несколько правее, за семь верст, показывается вполовину из-за горы нейгаузенская кирка, отдаленная от русского края и ужасов войны, посещавших некогда замок; далее видны сизые, неровные возвышения к Оденпе, мызы и кирки. Левее струится из мрачной дали прямо на Нейгаузен дорога рижская; еще левее чернеет цепь гор Гангофских, между которыми поднимает обнаженное чело свое царь этих мест — Муннамегги (Яйцо-гора), наблюдающий, на протяжении с лишком ста верст, рубеж России от Мариенбурга через Печоры до Чудского озера, и накрест свою область от Нейгаузена, через возвышения Оденпе и Сагница, до вершины Гуммельсгофской.

Между горами видна и знакомая нам оппекаленская кирка. Все как на блюде! Русская, однакож, сторона закрыта отсюда скатом Кувшиновой горы, как полою великолепного шатра. Чем далее поднимаешься по этому скату, тем картина расширяется и углубляется. Глаз без помощи орудия отказывается схватить все, что она предлагает ему. На вершине Кувшиновой горы сильнее бьется сердце русского: с нее видишь сияние креста и темные башни печерского монастыря, место истока Славянских Ключей, родины Ольги, Изборск, и синюю площадь озера Псковского. Здесь уже настоящая Русь! Только полуверцы, обычаями, верою, языком — смесь лифляндцев с русскими — означают переход из одного края в другой.

Во время, которое описываем, замок представлял, как и ныне, одни развалины. Взорван ли он и покинут без боя шведами, бессильными удержать его с малым стреженем, который он мог только в себе вмещать, от нападений русских, господствовавших над ними своими полевыми укреплениями, давним правом собственности и чувством силы на родной земле; разрушен ли замок в осаде русскими, — история нигде об этом не упоминает. Известно только, что последние в 1072 г. уже были властители Нейгаузена. Здесь и у стен печерского монастыря было сборное место русских войск, главное становище, или, говоря языком нашего века, главная квартира военачальника Шереметева; отсюда, укрепленные силами, делали они свои беглые нападения на Лифляндию; сюда, не смея еще в ней утвердиться, возвращались с победами, хотя еще без славы, с добычею без завоеваний, с чувством уже собственной силы, но не искусства. Здесь полководцы, обезопасенные упрямою беспечностью Карла, имели время обдумывать свои ошибки, готовить новые предначертания и учиться, таким образом, науке войны...

Использованные источники:

"Белоруссия. Литва. Латвия. Эстония. Справочник-путеводитель" М., «Искусство», Лейпциг «Эдицион» 1986 г.
Лобин А. Н., Смирнов Н. В. Борьба за Юрьев-Ливонский в годы русско-шведской войны (1656-58) // Война и оружия. Новые исследования и материалы. 2-я международная научно-практическая конференция. СПб, ВИМАИВиВС, 2011, с. 534—549
С. Журавлев “Русские писатели в Латвии (в Риге, Митаве, Динабурге и других городах Остзейского края) (16 в. - 1-я пол. 19 в.) Рига “Улей” 1990
Б. Инфантьев, А. Лосев «Латвия в судьбе и творчестве русских писателей» Р., “Zvaigzne ABC” 1996
О. Пухляк, Дм. Борисов «Русские в Латвии со средневековья до конца XIX века» Рига, 2003
Замок Нейгаузен. Рыцарская повесть. Впервые - в альманахе "Полярная звезда", 1824 год, за подписью: Александр Бестужев. Вторая повесть из ливонского цикла.
"Сетомаа - очей очарованье" буклет, изданный при поддержке Министерства культуры Эстонии, волости Сетомаа и тур. инфоцентра в Вярске
Tuulse A. Maarjamaa // Tulimuld. Lund, 1969. № 4.
I. Šterns “Latvijas vēsture 1290-1500” Latvija; “Daugava” 1997
J. Vaivods “Katoļu baznīcas vēsture Latvijā” Rīga, Rīgas Metropolijas kūrija, 1994
http://geo.1september.ru/2001/16/7.htm
https://www.litmir.me/br/?b=41928&p=1
https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9D%D0%B5%D0%B9%D0%B3%D0%B0%D1%83%D0%B7%D0%B5%D0%BD
http://vector-images.com/image.php?epsid=2809
http://www.virtualtourist.com/vt/651c5/4/
https://www.sedmitza.ru/lib/text/430088/
http://militera.lib.ru/h/shirokorad1/3_02.html
http://around.spb.ru/history/pohlebkin/pohleb4.php

Посмотреть ссылки на сайты о замке Вастселийна на нашем форуме

Фотогалерея замка
Фото Ренаты Римша
(2011 г.)

Фото Валерия Смолика (2011 г.)

Фото Р. Римша (2005 г.)

Фото Валерия Смолика (2005 г.)

Старинные изображения

Планы замка

Реконструкции

Местоположение

Другие фото

© Дизайн Ренаты Римша