Главная

Общая информация

ЗАМКИ В ПОЛЬШЕ

Алленштайн (Ольштын)
Ангербург (Венгожево)
Базлак (Безлавки)
Балденбург (Бялы-Бур)
Бартен (Барцяны)
Биргелау (Бежглов)
Браунсберг (Бранево)
Бютов (Бытув)
Вартенбург (Барчево)
Голуб (Голюб-Добжинь)
Грауденц (Грудзендз)
Летцен (Гижицко)
Лик (Элк)
Мариенбург (Мальборк)
Меве (Гнев)
Мельзак (Пененжно)
Ортельсбург (Щитно)
Остероде (Оструда)
Пройсише Марк (Пшезмарк)
Пройсише Холланд (Пасленк)
Райн (Рын)
Растенбург (Кентшин)
Россел (Решель)
Торн (Торунь)
Фрауэнбург (Фромборк)
Хайлсберг (Лидзбарк Вармински)
Шветц (Свеце)
Шензее (Ковалево Поморске)
Шифельбайн (Свидвин)
Эльбинг (Эльблонг)
Энгелсберг (Покжывно)

ЗАМКИ В РОССИИ

Лохштедт (Балтийск)

ЗАМКИ В ЛИТВЕ

Мемель (Клайпеда)

ФОРУМЫ

По польско-литовскому региону
По российскому региону

      Замок Алленштайн, ныне Ольштын (Allenstein - Olsztyn)

Замок вармийского капитула (1346-1353)

Ольштын - столица Варминьско-Мазурского воеводства, расположен на южной окраине старинной церковной провинции Вармии (по-немецки Эрмланд), которая в средние века управлялась католическими епископами и капитулом. Город расположен в северо-восточной части Польши, на Ольштынском поозерье (куда включены 15 озер и три реки) и является крупнейшим городом региона. Территории вокруг бассейна реки Лына вплоть до берегов Балтики принадлежала пруссам, проживавшим здесь еще со времен железного века, если не ранее. Но сам Ольштын создавался в период, когда местные племена, завоеванные тевтонцами, слились воедино с пришельцами из Мазовии, Силезии и др. мест.

Название Алленштайн происходит от немецкого "штайн" - камень, но также и замок - и древнепрусского названия реки Лыны - Алина, Ална, со старо-прусского языка Alne означает лань. Со временем появилась немецкая форма - Alle, а отсюда название Allеnstein – Ольштын, город у реки Лына. Интересно, что современное польское название города - Ольштын, почти так же старо, как и немецкое. Уже в 14-ом столетии Алленштейн был записан как Хольштейн (Holstein),который был зарегистрирован историками как Ольштин (Olsztin), и ко времени Коперника он был записан как Ольштын.

Первое упоминание о месте относится к 1334 г., когда тогдашний вармийский войт и одновременно представитель Тевтонского ордена Генрих фон Лютер (Heinrich von Luter) основал в излучине реки Лына (в Калининградской области называемой Лава) на границе леса деревянную сторожевую башню-заставу и назвал ее Алленштайн (замок у Лыны, Алны). У историков нет сомнений в том, что процесс заселения этого доминиона носил милитаристский характер. Со временем рыцари Ордена подчинили себе все балтийское побережье в границах нынешней Польши.

Нынешний замок был построен для администратора владений Вармийского (Эрмландского) капитула. Капитул вместе с вармийским епископом до 1454 г. подчинялся рыцарям Тевтонского ордена и сыграл важную роль во время войн поляков с крестоносцами. Капитул - орган церковной власти, действовавший на постоянной основе. Строительство замка над рекой Лына началось в 1346 г. по распоряжению Вармийского капитула католической церкви. Это отличает город Ольштын от прочих городов данного региона, которые были во множестве основаны рыцарями Тевтонского ордена.

Повелением Вармийского капитула от 31 октября 1353 г. в канун праздника "Всех святых" Иоганну (Яну) из Лайса, сыну старосты села Лайсы возле Мельзака (ныне - Пененжно), было поручено основание и заселение нового города. Такое же поручение было дано брату Иоганна Генриху для основания города Вартенбург (ныне - Барчево), что и было осуществлено в 1364 г.

По распоряжению Иоганнеса фон Лайссена, как вероятно, звучало его имя в те времена, началось строительство города Алленштайн. Последнее упоминание о живом Иоганне относится к 1388 году. Замок был завершен в 1353 г., но в последующие века неоднократно перестраивался. Первоначально представлял собой корпус на северо-восточной стороне прямоугольного внутреннего двора и три оборонительные стены с остальных сторон, окружавших внутренний двор. В некоторых источниках полагают, что в 1348 г. началось возведение древнейшего крыла замка. Кафедральный собор св. апостола Якуба (Иакова) был возведен в 1370-80-х годы, впоследствии неоднократно перестраивался.

Ольштынский замок заметно отличался по своему устройству от возводимых в то время крепостей и замков крестоносцев. В своем окончательном виде он был построен в форме прямоугольника с высокой угловой башней, большим жилым домом и надвратной башней - в этом отношении он весьма похож на епископский замок в Решеле. Доступ в замок, окруженный поясом оборонительных стен и рвом, осуществлялся через подъемный мост со стороны реки Лыны. Когда был насыпан земляной вал и построены прочие оборонительные сооружения, Ольштын получил права города с 31 октября 1353 года. Укрепления замка были соединены с городскими стенами, сооруженными после 1353 г. на дальней стороне рва. Замок является самым старым и наиболее ценным архитектурным памятником Ольштына.

От постройки XIV в. ныне остался лишь один корпус на северной стороне, который в свое время был возведен самым первым. Первоначально въезд в замок был расположен с западной стороны. Над рекой Лына был построен разводной мост. В конце XIV - начале XV в. были построены укрепления, предназначенные для огнестрельного оружия, в том числе башня.

Юго-западный корпус был построен в XV в., башню середины XV в., расположенную в западном углу внутреннего двора перестроили в начале XVI в., придав ей округлую форму на четырехугольной основе и подняв до 40-метровой высоты. В то же время высота стен замка была увеличена до 12 м и дополнена вторым поясом нижней стены, укрепленной дополнительными башнями. В северном корпусе были жилые помещения, а в южном - служебные. Замок считается великолепным примером готической архитектуры Польши. По сей день сохранилась заложенная в те времена уличная сеть и часть городских укреплений.

Покровителем Ольштына является св. Иаков - попечитель странников. Его фигура с раковиной в одной руке и посохом в другой увековечена на гербе города. Подобную раковину паломники издавна привозили из города Сантьяго-де-Компостела, где по традиционным поверьям находится могила апостола. Герб города Ольштын (Алленштайн) известен с XIV в. и представлял собой фигуру апостола Иакова в синем плаще с посохом, красную башню замка и половину черного тевтонского креста в белом поле. После присоединения южной части Восточной Пруссии к Польше (по решениям Потсдамской конференции в 1945 г.) с герба исчезли тевтонский символ и башня.

Замок до 1454 г. находился под защитой Тевтонского ордена, поэтому он сыграл немаловажную роль во время польско-немецких войн. К югу от города находится место исторической Грюнвальдской (Танненбергской) битвы, в которой войска Тевтонского ордена были разбиты польско-литовско-русскими войсками. В 1410 г. после Грюнвальдской битвы замок без сопротивления сдался полякам, а в 1414 г. после осады его опять захватили крестоносцы. В 1414 г. Алленштайн был разрушен войсками короля Владислава Ягелло (Ягайло). Многочисленные войны XV века наносили значительный урон городу.

В 1440 г. город вошел в Прусскую конфедерацию, созданную для противодействия Тевтонскому ордену. В 1454 г. началось восстание, которое привело к Тринадцатилетней войне (1454-1466 гг.). В 1454 г. жители Ольштына участвовали в восстании против Ордена и захватили замок, признав суверенитет польского короля, но годом спустя город вновь был занят тевтонскими рыцарями. Во время Тринадцатилетней войны замок несколько раз переходил из рук в руки. В итоге Орден потерпел поражение и вынужден был вернуть Польскому королевству многие области, в том числе Вармию. В соответствии с мирным договором, заключенным в 1466 г. в городе Торунь, Ольштын и вся Вармия перешли под польский протекторат.

Вновь крестоносцы принялись угрожать городу и замку в 1521 году. Но провели лишь один штурм и принуждены были отступить. Защиту города и замка успешно подготовил и провел Николай Коперник, исполнявший тогда должность администратора капитула.

Замок в Ольштыне тесно связан с именем великого ученого Николая Коперника (1473-1543). Но здесь он проявил себя не только как ученый, но и как хороший администратор. 3 ноября 1516 г. фромборкский каноник Коперник был избран на должность управляющего (администратора) владений капитула в Ольштынском (Алленштейнском) и Пененжненском (Мельзакском) округах - коморничествах. Именно в этих округах сосредоточивались основные земли той части Вармии, которыми распоряжался непосредственно Вармийский капитул (третий округ капитула примыкал к Фромборку).

В начале XVI в. в расположенном в южной части Вармии Ольштынском коморничестве было 59 сел, за которыми было закреплено 1700 хелминских ланов земли (1 лан = 16,8 га). Такой же земельной площадью располагали и села Пененжненского коморничества. Как правило, селения управлялись по северопольскому, так называемому кульмскому (хелминскому) праву выборными старшинами - солтысами.

Управляющий (администратор) владений капитула в этих округах избирался на длительный срок - от одного до нескольких лет. Коперник, видимо, сразу же был избран на три года, во всяком случае, вначале он состоял в этой должности непрерывно в течение трех лет - до ноября 1519 года. Через год, по-видимому, в начале ноября 1520 года, он вновь был выбран на тот же пост, по на этот раз трехгодичный срок не успел завершиться, как ему поручили более важную и ответственную должность - комиссара всей Вармии. Должность комиссара была учреждена в чрезвычайном порядке - в его обязанности входило восстановление разрушенного войной хозяйства края.

В период 1516-1519 и 1520-1521 гг. замок Алленштайн был резиденцией Николая Коперника как администратора Вармийского капитула. Зная, что отъезд из Фромборка, где придется оставить свои астрономические инструменты, и расширение круга обязанностей на новом месте отрицательно скажутся на интенсивности его астрономических исследований, он был огорчен своим избранием, но отказываться от выполнения служебных поручений было не в его правилах - он всегда относился к ним с полной мерой ответственности и добросовестности. И в конце 1516 года он переезжает в Ольштын.

Великий астроном и ученый проживал в северо-восточном крыле замка в большой комнате, из двух окон которой был вид на реку Лына и стоящей на ней водяной мельнице. Из третьего окна можно было наблюдать, что происходит во внутреннем дворе замка. Одна дверь вела к внутренней замковой галерее, а вторая - в служебную комнату. В качестве жилого покоя новый администратор выбрал самый светлый и самый большой зал, рассчитывая и на новом месте заниматься астрономическими наблюдениями.

В должности администратора капитула Коперник много путешествовал по Вармии, так как в его обязанности входило урегулирование проблем поселенцев. Свои заметки он вносил в книгу под названием "Lokacja іanуw opuszczonych". Подлинник этого документа сейчас находится в Ольштыне в Архиве Вармийской Епархии. В нем находится несколько записей, сделанных рукой великого астронома.

Администратор Вармийского капитула должен был:
- заботиться о благополучии жителей и о достоянии Вармийского капитула,
- проверять, своевременно ли чиновники собирают арендную плату,
- вести надзор над лесным хозяйством,
- управлять городами и деревнями, принадлежащими капитулу.
На картине ниже Коперник на фоне замка в Ольштыне решает проблемы поселенцев:

В его обязанности входило наблюдение за деятельностью городских чиновников и сельских солтысов, назначение налогов и податей и контроль за их сборами, разбирательство судебных и наследственных дел, наблюдение за деятельностью и поведением духовенства во всех подчиненных ему городах и селах, но больше всего хлопот и постоянных разъездов было связано с восстановлением хозяйства в сельских местностях.

Дело в том, что после Тринадцатилетней войны Польши и прусского населения против Орденского государства, после т.н. войны ксендзов в 1478-1479 гг. - препирательств вармийского епископа Николая Тунгена с королем Казимиром Ягеллончиком, а также в результате все усиливавшихся набегов вооруженных банд из Орденской Пруссии большое количество земель в крае не обрабатывалось и было фактически заброшено: уцелевшие крестьяне бежали из неспокойных районов.

К концу 70-х годов XV в. больше трети земель из числа обрабатывавшихся ранее было заброшено, и, несмотря на все усилия капитула заселить и поднять производительность существующих крестьянских хозяйств, положение не улучшалось. Кроме того, приходилось принимать меры к устройству тех хозяйств, ведение которых прекращалось в силу естественных причин - преклонного возраста или смерти арендатора и т. д.

В личные обязанности Коперника входило присутствие вместе с капелланом ольштынского замка или бургграфом пененжненского замка и солтысами при наделении крестьян землей или замене арендатора, что и заставляло его часто разъезжать по селам. Сведения о выполненной работе сначала фиксировались как отдельные записи, а по возвращении в Ольштын заносились в специальную хозяйственную книгу, называвшуюся «Заселения покинутых хуторов» («Locationes mansorum desertorum»), которая в оригинале или в копиях дошла до наших дней и дает возможность представить себе масштаб деятельности Коперника в области восстановления экономики края.

Во время первого пребывания Коперника на посту администратора первая запись в книге «Locationes» сделана им уже 10 декабря 1516 г., т.е. вскоре после прибытия в Ольштын, последняя - 14 августа 1519 г. Во время второго, более короткого пребывания на этом посту Коперник смог заняться восстановлением хозяйства края лишь после окончания военных действий, в которых ему пришлось принять участие в качестве коменданта крепости-замка Ольштына при обороне его от нападения Ордена; первая запись в этот период сделана им 6 мая, а последняя - 21 мая 1521 г.

Всего сохранилось 73 записи, сделанные Коперником во время 71 его поездки в села подведомственного ему края. За время пребывания на посту управляющего Вармией он посетил 43 села, наведываясь в некоторые из них по поскольку раз. В 35 случаях заметки Коперника касаются устройства хозяйств, владельцы которых бежали или умерли, а в 36 случаях - замены арендатора.

Анализ записей позволяет сделать вывод о тех конкретных мерах, которые принимались Коперником при наделении землей новых арендаторов. Обычно он обеспечивал нового поселенца скотом, наиболее необходимым инвентарем, иногда посевным материалом, семенами зерновых и льна, довольно часто освобождал его на определенный период (3-4 года) от уплаты повинностей. Работа эта тесно связывала Коперника с действительностью и окружающей средой, позволила ему накопить факты и опыт для выполнения в скором времени важных теоретических обобщений в области монетного дела и экономики.

Заметки Коперника позволяют сделать также интересные выводы о национальном составе поселенцев и о знании Коперником польского языка (а подтверждение этого факта не так легко - почти все собственноручные записи Коперника сделаны на латинском языке или редко - в письмах в Орденскую Пруссию - на немецком).

Оказывается, селились в это время в Вармии в основном польские крестьяне, в своем большинстве выходцы из польского независимого княжества Мазовии (вместе с Варшавой оно вошло в состав Польши в 1525 г.). Записывая на слух имена и фамилии поселенцев, Коперник правильно фиксировал фонетические особенности польского языка, хотя с заметным влиянием правил латинского правописания.

Кроме того, Коперник составил карту Вислинского залива. В Ольштыне Коперник продолжал заниматься научным трудом. Он работал над реформой монетарной системы в Королевской Пруссии. Результатом труда ученого был "Трактат о монете". В Ольштынском замке великий учёный занимался также астрономией: вел наблюдения за движением планет. Эти исследования внесли крупный вклад в написание самого значительного научного труда под заглавием "De revolutionibus..." ("Об обращениях небесных сфер", в котором астроном научно доказал гелиоцентрическую систему мира. В Ольштынском замке была написана первая часть этого эпохального произведения. В коллекции замковой библиотеки хранится медицинская инкунабула, которой пользовался ученый.

На одной из замковых стен во внутренней арочной галерее над входом, ведущим в жилые комнаты администраторов, Коперник соорудил астрономическую таблицу, позволяющую ему следить за весенним и осенним равноденствиями. Она является единственным сохранившимся астрономическим прибором, собственноручно изготовленным Коперником. Таблица сохранилась до наших дней.

На вселенском соборе в Ницце в IV в. было решено, что равноденствие приходится на 21 марта, а во времена Николая Коперника было 11 марта. В связи с этим фактом между космосом и календарем образовалась десятидневная разница. Т.к. католические праздники вычислялись, принимая во внимание равноденствие, стало необходимым провести реформу календаря. Хотя Коперник давно вычислил равноденствие, реформа календаря была проведена не сразу. В Польше ее провели уже после смерти Коперника в 1582 г., сменив юлианский календарь григорианским. После 4-го октября сразу наступило 15-е. Светлая плоскость на фото ниже - и есть таблица Коперника:

Астрономическая таблица Коперника, фото В. Смолика, 2012 г.

Параллельно жилым покоям Коперника вдоль южной стены северного крыла замка была расположена длинная крытая галерея, ограниченная изящной готической стрельчатой аркадой, из которой открывался вид на внутренний дворик замка и на высокую сторожевую башню, внизу квадратной формы, выше круглую. В этом помещении и решил Коперник оборудовать своеобразную «солнечную обсерваторию» без квадранта и наблюдательной площадки. Аркада галереи была обращена на юго-запад, солнце только в течение короткого времени перед полуднем освещало внутренность помещения, незадолго перед полуднем на нее падала тень высокой сторожевой башни, возведение которой было закончено в начале XVI в.

На одной из стен галереи до настоящего времени хорошо сохранился большой чертеж (705х140 см), выполнение которого издавна приписывалось Копернику и в котором видели обыкновенные вертикальные солнечные часы. Однако недавние исследования польских ученых, и в частности Януша Пагачевского, показали, что это не совсем так. Оказывается, в данном случае речь должна идти о еще одном приборе Коперника - о т.н. таблице наблюдений Солнца.

Тщательное изучение этого астрономического памятника и относящихся к нему материалов позволило прийти к выводу, что вскоре после прибытия в Ольштын, скорее всего весной 1517 г., Коперник приказал заново оштукатурить и тщательно выровнять часть стены галереи. Затем он разметил будущую таблицу наблюдений Солнца, проведя грифелем сначала отрезок прямой под углом примерно в 20° к горизонтали с надписью «Aequinoctium», т.е. «равноденствие», а затем по обе стороны от прямой 17 гиперболических дуг, с виду почти пе отличающихся от прямых. После этого гиперболические линии были наведены красной краской, а прямая - голубой. Красные линии были обозначены цифрами от 5 до 30 с шагом 5, затем счет снова начинался с 5. Эти деления могли означать или дни месяца, или градусы долготы Солнца в пределах одного знака зодиака, что практически почти одно и то же.

Т.о., Коперник при устройстве своего прибора впервые применил идею, утвердившуюся в гномонике только позже, с XVII в., при конструировании рефлексивных солнечных часов, идею, которую он нигде не описал и которая заново возникла значительно позже. Прибору принадлежало еще зеркальце, укрепленное в деревянной раме окна. Отверстие для этого зеркальца в окне было замечено еще Генриком Рейнгольдом Гейном, протестантским пастором в Ольштыне, в XVII в. описавшим в своих воспоминаниях этот прибор, принятый им за солнечные часы.

Целью наблюдений Коперника с помощью этого прибора могло быть только определение точного времени весеннего и осеннего равноденствий, что в то время было для него чрезвычайно важно в связи с начатыми им еще в 1515-1516 гг. исследованиями но определению точного значения продолжительности тропического года.

Метод наблюдения при помощи солнечной таблицы может быть без труда реконструирован. Когда в том или ином месте таблицы в определенное время перед весенним или осенним равноденствиями или после них показывался «зайчик» - отражение солнечного луча от зеркальца, Коперник, отметив его положение на таблице, мог определить при помощи графической интерполяции, сколько еще времени пройдет от этого момента до наступления равноденствия или же сколько времени прошло после равноденствия. Среднее арифметическое из данных нескольких или даже нескольких десятков наблюдений позволяло вычислить средний момент равноденствия, что в результате давало возможность определить продолжительность тропического года точнее, чем это было сделано древними астрономами.

Т.о., галерея замка в Ольштыне была приспособлена Коперником для проведения специфических наблюдений за Солнцем, выполняла роль своеобразной «солнечной обсерватории». Но в ольштынские годы Коперник наблюдал не только за Солнцем - им были выполнены наблюдения противостояния Марса (15 декабря 1518 г.) и несколько других. И наблюдение солнечного затмения 7 июня 1518 г. было неудобно производить из галереи. Возникает вопрос: где были выполнены эти наблюдения? Я. Пагачевский в уже упоминавшейся здесь работе выдвигает весьма обоснованное предположение, что таким местом была сторожевая башня. Нижняя ее часть имела квадратную форму и заканчивалась вверху огражденной площадкой площадью около 38,5 кв.м, над которой возвышалась ее верхняя цилиндрическая часть так, что у ее основания оставалось достаточно места для производства наблюдений и даже размещения некоторых инструментов (есть основания полагать, что Коперник в Ольштыне имел при себе также армиллярную сферу). Позже, уже в XIX в., эта площадка была покрыта крышей в псевдоготическом стиле, но еще на известной гравюре Фердинанда Кваста (первая половина XIX в.) эта крыша не показана.

В 1519-1521 годах крестоносцы разоряли южную часть Вармии. Осенью 1519 г. полномочия Коперника в Ольштыне истекли, и он возвратился в Фромборк, но углубиться в научную работу и на этот раз по-настоящему не смог. Шла война с крестоносцами. В самый разгар войны, в начале ноября 1520 года, Коперник вновь избирается управляющим владений капитула в Ольштыне и Пененжно.

К тому времени Коперник оказался старшим не только в Ольштыне, но и во всей Вармии - епископ и почти все члены капитула, покинув Вармию, отсиживались в безопасных местах. Ольштын фактически превратился в главный опорный пункт вармийцев, его падение позволило бы Ордену подкрепить свои притязания на Вармию ссылкой на status quo.

Взяв на себя командование немногочисленным гарнизоном Ольштына, Коперник принял меры к укреплению обороны замка-крепости, позаботившись об установке орудий, создании запаса боеприпасов, провианта и воды. В письме к королю Сигизмунду Коперник писал, что защитники крепости до конца выполнят свой долг, даже если им предстоит погибнуть.

Когда крестоносцы, захватив окрестности Ольштына и часть самого города, 21 февраля подошли к стенам замка, их встретил такой сосредоточенный огонь из бомбард и аркебузов, что стало ясно - ни с налету, ни короткой осадой защитников поставить на колени не удастся. Взять же Ольштын измором у них не хватило времени - силы их были на исходе. Потоптавшись вокруг замка на почтительном удалении от его стен, 24 февраля крестоносцы вынуждены были снять осаду и отступить. Так неожиданно Коперник проявил решительность и недюжинный воинский талант, сумев отстоять Ольштын от неприятеля.

В помещениях замка в начале XVI в. появились новые своды, отчего они стали репрезентабельными, но сравнительно низкими. Только через четыре столетия их сделали выше, ремонтируя полы. Самая красивая часть замка - трапезная с замысловатыми «кристаллическими» сводами. В пределах замковых стен есть еще одна постройка, относящаяся к первой половине XVI в. Это часовня святой Анны, которую в 1500 г. освятил епископ Мартин Кромер. На наружных стенах замка великолепно сохранились вынесенные деревянные крыльца с отверстиями, через которые защитники метали снаряды, на головы атаковавших врагов лили кипяток или горячую смолу.

В 1620 г. пожар уничтожил почти весь город, уцелели только замок и костел св. Иакова. Не менее разрушительными были пожары 1669 и 1708 г. Как пишет историк Анджей Вакар "за 90 лет - с 1620 по 1712 годы ольштынские мещане четырежды строили свой город заново".

За триста лет Ольштыну довелось пережить множество шведских набегов во время Северных войн и страшную эпидемию чумы начала 18 в. Развитие было остановлено разразившейся Северной войной, а из-за эпидемии чумы 1709-1712 годов город практически полностью обезлюдел. В XVIII веке администрация Вармийского капитула была перенесена во Фромборк. Ольштынский замок стал терять свое значение. Уменьшилась его оборонительная роль.

В 1756-1758 гг. часть оборонительных стен была снесена, а на их месте в восточном корпусе построили дворец в стиле барокко. В последующие годы в замке размещались разные учреждения. Здесь была даже центральная тюрьма. Когда в городе создали ольштынскую регенцию, в замке стал проживать ее президент.

После первого раздела Польши в 1772 г. вся Вармия вместе с Ольштыном вошла в состав Королевства Пруссия. Город и замок стал собственностью короля Пруссии. В Ольштын пришли новые хозяева. В замке обосновались немецкие чиновники, а сам город вновь стали называть на немецкий манер - Алленштайн. Через город проложили новые дороги, что послужило определенным толчком к его развитию.

Под Алленштейном разворачивались события, предшествовавшие битве при Прейсиш-Эйлау. 3 февраля 1807 года в Ольштыне останавливался Наполеон Бонапарт, решивший совершить маневр, аналогичный йенскому, с целью окружить и разгромить русскую армию. Казаки перехватили французского курьера, и Беннигсен узнал планы французов и немедленно предпринял ответные действия - русская армия должна была отойти к Алленштайну и переправиться через Алле.

Об этом есть в воспоминаниях Д.В. Давыдова:
Однако какое-то неопределенное чувство тревожило Беннингсена насчет соотносительного положения нашего с главными силами Наполеона. Чтобы сколько-нибудь исправить оное защитою затыльных сообщений наших, главнокомандующий счел необходимым оставить корпус Сакена в Зебурге и корпус князя Голицына в Алленштейне и таковым полумероприятием только что прибавил протяжение армии, подвергнув Сакена и Голицына натиску превосходного числом неприятеля и нимало не улучшив положения главной армии, направленной к ложному предмету действия.

Но русский бог велик! Вдруг аванпостные казаки авангарда берут в плен французского офицера, посланного курьером от маршала Бертье к Бернадоту с Наполеоновым приказанием напирать на армию нашу и не выпускать ее из виду, и между тем с извещением о его движении всех французских сил на Вилленберг, Пассенгейм и Алленштейн. Багратион мгновенно проник опасность.

Тем временем Мюрат и Сульт заняли Алленштайн и поскольку русские войска уже не могли отступить через Алленштейн, Беннигсен решил принять бой. Но удар корпуса Сульта 3 февраля пришелся по пустому месту - Беннигсен не дождался атаки и начал отступление ночью. 4 февраля 1807 г. генерал-полковник пеших егерей Императорской гвардии (еще не маршал!) Николя Жан де Дьё Сульт (Nicolas Jean de Dieu Soult) разбил здесь на мосту через Алле русско-прусский арьергард.

Во время наполеоновских войн Алленштейн был в очередной раз разорен. В частности, пострадал интерьер кocтела св. апостола Иакова в 1807 г. в хoде дейcтвия вoйны, кoгда запертые французами в храме около полутора тысяч русских военнопленных были вынуждены cжечь чаcть oбcтанoвки, чтoбы не замерзнуть наcмерть.

По некоторым сведениям, с 1845 г. на территории замка располагался музей, а в 1921 г. были открыты для посещения и залы самого замка. В 1920 г. был проведен плебисцит среди местного населения. Фактически Ольштын оставался в руках Пруссии до 1945 года, когда согласно условиям Потсдамской Конференции после Второй Мировой войны Ольштын был возвращен польскому государству.

В результате военных действий в период Второй мировой войны Ольштын практически полностью был разрушен, а его центральная часть сожжена дотла. После тщательной реставрации городу, как во многих источниках пишется, был возвращен практически прежний исторический облик. На самом деле большинство этих многочисленных камениц (как в Польше называют каменные дома), было отстроено в 1946-59 гг. лишь по мотивам разрушенных в процессе освобождения города войсками 2-го Белорусского фронта. Их серая и бледно-коричневая штукатурка с монументально-декоративным оформлением работы художественных комбинатов времен ПНР не очень коррелирует с образами ярких барочных домиков с обильным декором.

Другим типом декора восстановленной старой застройки являются сграффито, образцов которых в Старом городе Ольштына насчитывается более девяти тысяч. Сграффито характерно для ренессансных и барочных зданий, но его сюжеты в большинстве случаев ограчиваются лишь орнаментальными или растительными сюжетами. На дворце какого-нибудь зажиточного купца XVII века трудно себе представить изображенных в соответствии с концепцией соцреализма ткачих и рыбаков.

Средневековый замок Алленштайн сохранился почти на 90%. Лишь малая часть цитадели была реставрирована в начале XX в., в отличие от Мальборка, который восстанавливали почти что с нуля.

С 1945 г. в замке сначала находился Мазурский музей, а затем был создан Музей Вармии и Мазур, главный филиал которого до сих пор в замковых помещениях. Знакомство с замком туристы начинают с презентабельного готического северного крыла второго этажа. В замково-музейных залах поражают своей красотой и необычностью т.н. "кристаллические" своды. Туристы проходят через комнату администратора, попадают в трапезную, знакомятся с часовней. Для посещающих доступны также помещения оборонительно-амбарного яруса. Большое внимание туристов привлекает сторожевая башня, с которой можно восхищаться панорамой города.

Многие десятилетия музей собирает ценные памятники прошлого Вармийско-Мазурского региона. В коллекциях музея исторические экспонаты региона из области археологии, истории и нумизматики, давнего и современного искусства, художественного ремесла, письменности, народной культуры. Неповторимый характер собранию придают коллекции готической скульптуры, сакральной живописи Вармии, голландского портрета, изделий ковки и литья, современной графики.

На втором этаже располагается этнографическое собрание. Экспозиции, регулярно организуемые музеем, представляют собрания экспонатов из разных областей. Музей предлагает своим гостям показы рыцарских турниров, мероприятия по названием «Четверги с Коперником». На роль великого ученого приглашается один из известных актеров. Здесь проводятся общепольские замковые встречи «Споемте поэзию» и концерты камерного ансамбля Pro Musica Antiqua, действующего под покровительством музея, и многие другие культурные мероприятия. Интересны также встречи из цикла "Биографии". Во внутреннем дворе замка еще недавно росла старинная липа, покровительствующая многие годы июльским вечерам "Споемте поэзию" и сломавшаяся в июне 2006 г.

Кроме липы во дворе находилась и находится до сих пор каменная "баба" - прусская скульптура, являющаяся символом культа умерших. Говорят, что эти скульптуры проникли в Пруссию благодаря контактам со степными кочевниками из бассейна Днестра. Их происхождение может быть еще более древним. Характерная черта этих скульптур - глубокие глазницы, ладони, изображенные на каменном животе и скрещенные на подоле, а в ладонях часто рог, из которого когда-то пивали сытный мед, уронив прежде несколько капель в честь своего кумира. Ольштынская скульптура попала в замок из-под Барцян.

Среди многих уникальных экспонатов ольштынского замка важнейшим является астрономическая экспериментальная таблица Николая Коперника 1517 г. Постоянная выставка, посвященная Копернику, размещается в двух помещениях замка: во внутренней галерее и зале, который когда-то был частной квартирой администратора. Готическая архитектура этих залов является великолепным фоном для экспозиции, представляющей Николая Коперника как администратора владений капитула, защитника Ольштына в период польско-тевтонской войны, ученого экономиста, астронома. Экспозиция завершает презентация мебели, принадлежавшей Копернику. Напротив входа в замок установлен памятник великому ученому, взирающему на замок, где он провел несколько лет своей жизни.

Музей Вармии и Мазур в Ольштыне известен нестандартными способами знакомства с замком и его историей. Можно побывать в обычно закрытых для туристов помещениях, померить средневековые рыцарские доспехи, совершить ночную экскурсию. Молодежь охотно принимает участие в специально организованных для них занятиях и курсах.

фото И. Банченкова, 2014 г.

Цены билетов: Ольштын - Замок
билет обычный 10.00 зл.
билет льготный 8.00 зл.
билет семейный ( 2+1) 20.00 зл.
билет семейный (2+2, 2+3, 1+3) 25.00 зл.
В среду бесплатный вход на постоянные выставки. В этот день вход на временные выставки 4.00 зл.

Сегодня в бывшем замковом рве находится театр под открытым небом, в котором летом проходят концерты. В декабре 2012 года в замке Алленштайн проводились крупномасштабные раскопки, начинавшиеся от самого берега реки. Археологи возле одного из углов замка вскрыли остатки фундамента огромной по размерам башни, примыкающей к пархаму. По их словам, ранее про эту башню не было известно. Еще из заслуживающих внимания находок оказалась замковая канализация. Хотя она не относилась ко временам строительства замка, но такие вещи ныне очень редко встречаются. Предварительно эти трубы были датированы концом 16, началом 17 века.

О других фортификационных сооружениях Ольштына

Заходить в Старый город туристичнее всего через Браму Горну или Высокую (Верхнюю) Браму, единственные уцелевшие ворота XIV века в стене, когда-то опоясывавшей Алленштайн. Стена сохранилась лишь мелкими фрагментами, а остальные две ольштынские брамы - Брама Дольна (Нижняя) и Брама Млынска (Мельничья) не выжили вовсе.

Высока брама (Высокие ворота) - одна из достопримечательностей Ольштына. Построены во второй половине 14 в., однако потом неоднократно перестраивались - например, зубчатые украшения появились на воротах только в 19 столетии. Доныне сохранились направляющие, которые со скрипом поднимали и опускали преграду-герсу, обеспечивающую запиравшимся на ночь воротам дополнительную защиту. Ворота были элементом городских укреплений эллиптической формы в плане, опоясывавших весь город. Выходы из города, находившиеся один напротив другого, были закрыты воротами - Южными и главными, Высокими.

Верхние ворота - единственные из трех (по др. источникам - двух) городских ворот, сохранившиеся до наших дней. С середины 19 в. переименованы в Высокие ворота. В 1788 г. ворота были отремонтированы и приспособлены под арсенал эскадрона драгун, в 1858 г. переделаны в тюрьму, а в 1898 г. был переданы в ведение комиссариата муниципальной полиции. В 1960-х гг. к воротам было пристроено здание, испортившее впечатление от ансамбля застройки. Ворота были отреставрированы в 2003 г., в канун празднования 650-летия Ольштына, и к ним был пристроен фрагмент стен, призванный показать, что ворота были не самостоятельным строением, а частью единой системы укреплений.

Оборонительные стены, сооруженные после 1378 г., имели приземистые башни и соединялись с замком. Из-за отстутствия естественных преград восточная часть города была дополнительно укреплена в 15 в. еще одним валом, т.н. "Низкой стеной". По мере совершенствования военной техники стены перестали выполнять оборонительные функции, их перестали чинить и реставрировать. Разрушенные от времени фортификации постепенно сносились. Таким образом исчезли башни, стены, Нижние ворота, возвышающиеся над Лыной вблизи моста св. Яна.

В нише на фасаде ворот в 2004 г. поместили мозаику Божьей матери Владычицы Мира, выполненную в технике стеклянной мозаики в мастерских Ватикана и подаренную папой Иоанном Павлом II. На воротах также находится памятная доска-барельеф, посвященная первой годовщине смерти папы и в честь его визита в июне 1991 года: бронзовое изображение его головы и информация о передаче мозаики (скульпторы Уршула и Рышард Шмиты).

Через Высокие, или Верхние ворота (Высока Брама) можно пройти на территорию Старого города. После того как в 1806 г. обрушились Нижние Ворота, открывающие въезд в город со стороны Нижней окраины (ул. Мохнацкого, ул. Грюнвальдская) и моста св. Яна на реке Лыне, сохранившиеся Верхние ворота стали символом Ольштына и главным входом на территорию Старого Города. Башня Высоких ворот выполняла различные функции– от тюрьмы до приюта для бедняков. Сейчас в ней находится молодежный отель.

Городские стены тоже частично сохранились, в средние века в них встраивались жилые дома. Та же традиция сохранена и поныне.

Ольштын является частью проекта «Европейские маршруты краснокирпичной готики», наряду с Гданьском, Слупском и некоторыми другими городами Польши, а также Германии, Швеции, Дании, Эстонии, Литвы и Латвии. Официальный сайт проекта «Европейские маршруты кирпичной готики» - http://www.eurob.org. Возможно, кому-то будет интересно ознакомиться с ним.

Ольштын также принадлежит к Федерации гoрoдoв Кoперника. Членами этoй oрганизации являютcя гoрoда cвязанные c жизнью и деятельнocтью великoгo аcтрoнoма, такие как Бoлoнья, Фрoмбoрк, Кракoв, Тoрунь. Штаб-квартира Федерации нахoдитcя в Ольштынcкoм планетарии и Аcтрoнoмичеcкoй oбcерватoрии, кoтoрые занимаютcя ширoкoй пoпуляризатoрcкoй и дидактичеcкoй деятельнocтью, прoвoдят интереcные аcтрoнoмичеcкие демoнcтрации, наблюдения Сoлнца, пoказы звезднoгo неба, Луны и других планет.

Музей Вармии и Мазур
ул. Замкова, 2, 10 - 074 Ольштын,
тел. 089 527 95 96, факс: 089 527 20 39
www.muzeum.olsztyn.pl
Вт.-вс. 9.00-16.00 (1 мая - 3 сентября до 17.00).

ПРИЛОЖЕНИЕ: Некоторые из временных выставок в замке

Выставка вармийской народной культуры, отображенная с помощью старинных фотографий и предметов, собранных в фондах замкового музея. Показ повседневной жизни жителей вармийского села - добыча продовольствия, строительство и оборудование интерьера домов, одежда и обработка волокнистого сырья. Наилучшим образом региональные особенности демонстрирует народное творчество. Наиболее характерными для Вармии являются статуи, изображающие Мадонну, Христа и святых покровителей, помещенные в придорожных часовнях, которых в регионе насчитывается более тысячи.

Эти статуи, выполненные непрофессиональными художниками, могут поражать отсутствием соответствующих пропорций или слишком яркой колористикой. Однако на них смотрят глазами профессора Романа Рэйфусса, выдающегося знатока народного творчества, который написал: «Народное творчество не выше, и не ниже от искусства элитарных слоев. Оно только другое». Эти слова имеют применение к целой народной культуре, при этом вызывает удивление то, как при материальной бедности и отсутствии технических умений возникали такие функциональные, а часто также и прекрасные орудия и предметы. Главная фигура выставки Мария Зентара-Малевская (поэтесса и писательница, которая родилась в Вармии) написала: «Народная культура это очень широкое понятие. В ней пульсируют вечные ценности». Может стоит в сегодняшней жизни, полной спешки, остановиться на минуту и присмотреться к другой жизни - жизни наших предков.

Выставка портретов польских евангельских священников Их следует искать не в костелах, а в коллекциях Ольштынского музея. Меньше осознается тот факт, что они составляют небольшую часть богатой и очень ценной с художественной точки зрения коллекции произведений искусства в течение трех столетий (XVI - XVIII в.), которая была создана лютеранами на землях давней герцогской Пруссии. Музей Вармии и Мазур считает важным, чтобы эта экспозиция была постоянно доступна наибольшему количеству посетителей (выставка "искусство герцогской Пруссии" в Моронге), а в ходе исследований и реставраторских работ в этой экспозиции демонстрируются самые ценные памятники, которые одновременно являются наиболее интересными в целостном познавательном контексте. Этот аспект имеет огромное образовательное значение.

На данной выставке собрано несколько десятков эпитафий и портретов лиц всех общественных слоев герцогства под правлением Гогенцоллернов: правителей (князья Альбрехт и его сын Альбрехт Фредерик), шляхта (роды Борков, Догнов, Ауэрсвальдов и Кройценов), духовенства (среди них два портрета Мартина Лютера), мещан и крестьян. Портрет крестьянина-солтыса XVII века из села Толкины весьма отличается на фоне других работ эпохи необычной для того времени естественностью трактовки и точностью изображения психологической характеристики. "Галерейная" часть выставки была вмонтирована в сакральный интерьер старой замковой часовни с добавлением книг и других предметов, используемых в литургии. Также здесь находятся экспонаты, открытые для общественного доступа Мазурской епархией лютеранской церкви, являющейся почетным покровителем выставки.

Новейшая выставка в Музее Вармии и Мазур "Портретные вдохновения" Открыта в бароккальном крыле Ольштынского замка. Целью выставки является приближение посетителей к художественным прообразам, а также открытие значения графики в королевской дипломатии и ее роли в распространении изображений. При посещении старинных замков и дворцов, часто имеется возможность осматривать портреты их бывших владельцев в полный рост, в три четверти, бюстовый портрет, в анфас или профиль.

В первом зале были расположены самые старые картины, написанные в XVII веке художниками Голландии, Пруссии и Польши. Среди них важное место занимают портреты бранденбургских курфюстов Фредерика Вильгельма и Фредерика III (с 1701 года короля Пруссии Фредерика I), а также изображение члена семьи наместника Соединенных Нидерландов - Яна Маврикия ван Несси из линии Сиген, губернатора Бразилии, изображенного кавалером ордена Иоаннитов.

Королевские портреты часто представляли образец вдохновения, как для заказчиков частных портретов, так и для художников. В подтверждение этого утверждения демонстрируются портреты шляхты - Радзивиллов, Догнов, Доенгоффов. К выставочным раритетам относятся редко экспонируемые старые печати, элементы декора и фигуры, отлитые в бронзе.

Во втором зале выставлены главным образом картины XVIII века, которые сопоставлены с более поздними изображениями, появившимися в XIX и XX веках. В этом зале демонстрируруются разные портреты Фредерика Августа II из династии Веттинов, изображающие его как саксонского курфюста, или как польского короля Августа III вместе с супругой Марией Жозефой Австрийской. Кроме художественных изображений вышеупомянутой пары, в музее представлена фарфоровая фигура Августа III в польском наряде, выполненная в Мейсене Иоганном Якобом Кэндлером (1741).

В следующем зале были выставлены портреты императоров Иосифа I и Вильгельма I, короля Англии и наместника Соединенных Нидерландов Вильгельма III, королей Пруссии - Фредерика II и Фредерика Вильгельма I, Фредерика Вильгельма II, Фредерика Вильгельма III и Фредерика Вильгельма IV вместе с их супругами, а также портреты королей Польши Яна III Собеского и Августа III. Кроме изображений упомянутых правителей также представлены портреты их подданных из родов Теттау, Канитц, Лендорф, Берг. В этой части выставки заслуживали отдельного внимания скульптуры. Одна из них была создана в Кадыньской мастерской майолики в 1914 г. Две другие - это работы знаменитых скульпторов - Ульриха фон Сальпиуса (1857), со следами необычайно бурной истории, и Адольфа Вильдта.

Последний зал был оформлен в виде ателье художника - живописца, графика, фотографа. Здесь выставлены работы художников XX века, сопоставленные с картинами, созданными в XVIII и XIX веках, а также с иллюстрациями XVIII века. В отличие от более ранних работ, часто содержащих скрытые подтексты, предоставляющих обширное поле для интерпретации. Экспозиция представленных на выставке работ собрана из собственных запасников Музея Вармии и Мазур. Лишь несколько картин были одолжены у музея им. Войцеха Кентшинского в Кентшине, музея в Оструде и в галерее современного искусства BWA в Ольштыне.

Автограф Коперника:

Подпись Коперника

ПРИЛОЖЕНИЕ:

Зинаида Шишова Сергей Царевич
«Приключения Каспера Берната в Польше и других странах»

Отрывки из романа по истории Польши XV – начала XVI века, имеющие отношение к деятельности Коперника в Ольштыне

– Стой-ка, Ясь! Прежде всего не слыхал ли ты о вармийском канонике Миколае Копернике? Не знаешь, он по-прежнему во Фромборке?
– Э, вон ты о ком! Каноник? Нет, брат, забирай повыше: он сейчас наместником в Ольштыне! Весьма важный человек! Но Ольштын, слыхать, осажден сейчас кшижаками… Они двинули свои отряды вдоль Лыни и стянули к самым стенам Ольштына.
– Вот беда! – промолвил Каспер с досадой. – Как же быть? К отцу Миколаю мне нужно пробраться во что бы то ни стало!
– Оставь, друг, это сейчас дело трудное. Каким бы ты путем ни двинулся – напорешься на орденские заставы. <...>

– Достопочтенный магистр Ордена приказал мне взять Ольштын, – продолжал обладатель приятного голоса, – и мы эту задачу должны выполнить немедленно. Ты что-то хотел сказать, Ландгаммер?
– Боюсь, что твои швейцарцы только и пригодны для штурма скворечников! Как бы нам не просчитаться с Ольштыном… Смею сказать – пустая затея!
– Всё? Прекрасно. Люблю, когда мысль излагают кратко. Я собрал вас не для того, чтобы пререкаться, а для того, чтобы отдать приказ. С первыми лучами солнца отряды фон Каульбарса и господина Патрика отойдут шагов на триста в лес. Ты, Розенберг, отведешь конницу и расположишь ее на пятьсот шагов позади пехоты. На передней линии останутся в боевой готовности пехотинцы Ландгаммера и Андраши. Сколько у тебя солдат, Ландгаммер?
– Восемьсот шестьдесят молодцов.
– Отлично! А у тебя, Андраши?
– Девятьсот двадцать копий, – коверкая немецкие слова, ответил венгр Андраши.
– Ты, Андраши, и ты, Ландгаммер, охватите замок с обеих сторон. После залпа моих пушек броситесь на штурм. Мы вас поддержим. В это время все аркебузеры и арбалетчики возьмутся за дело. Канонирам трех пушек – бить только по воротам: пушчонки слишком малы, чтобы разрушить стены. В резерве отряд фон Ландера. Ему – находиться в лесу за Альтгаузом. Все ясно, господа? Капитаны, займите свои места в отрядах. Доброй ночи, друзья!

Из шатра стали выходить начальники отрядов. В шатре остались, по-видимому, только командующий и шотландец Патрик.
Командующий сказал капитану что-то по-английски. Английского языка Каспер не знал. Он понял только, что речь идет о Ландгаммере. Но, как видно, и командующий в английском был не силен, потому что он тут же перешел на немецкий.
– Что запел бы эта заносчивая свинья Ландгаммер, если бы знал, что в Ольштыне имеются двадцать две пушки… Запасся, проклятый звездочет! Вчера мы это испытали на себе! Пускай же Ландгаммер и этот венгерский дикарь примут на себя первый залп. Но до штурма нужно выяснить, каков лед на Лыни… Черт пригнал в январе этот южный ветер! Как бы не нагрянула оттепель!
В напряженном раздумье сидел Каспер у догоравшего костра. До замка Ольштын рукой подать, а попасть туда и предупредить отца Миколая невозможно. <...>

Каспер в отчаянии прислонился к сырой стене.
Ему казалось, что весь замок сотрясается от стука, но снаружи, очевидно, его никто не слышал. И вдруг, когда Каспер из последних сил, точно на приступ, кинулся с разбитыми в кровь кулаками к двери, где-то рядом зазвенели ключи. Взвизгнули засовы. Дверь распахнулась.

Три или четыре раза пришлось Войцеху останавливаться, чтобы дать Касперу передохнуть, пока они добирались до вышки… Уже у самой двери, выходящей на винтовую лестницу, старый слуга подхватил его под мышки и, как ребенка, потащил наверх.
Вот наконец и вышка. Над головой – серое предутреннее небо. Редкие звезды то выплывали из-за проходящих облаков, то снова скрывались. На низкой скамье сидел человек в темной одежде. На полу рядом стоял фонарь. Поодаль, на скамье, Каспер разглядел тетради, циркульные измерители, свернутую в рулоны бумагу. А вот он – в самом углу вышки – трикетрум. <...>

– И ведь все там, на стене, – и солдаты и командиры, – в латах и в шлемах… От ядра ни шлем, ни латы, понятно, не спасут, но от осколков да от камней какая-то защита есть! А он, отец Миколай, как был в своей рясе, так и на стене в этой рясе командует! Безрассудство!
– Пан Тадеуш, прикажи канонирам поднять жерла на ладонь! – отдал Коперник распоряжение бурграву. – Бить вон по тем деревьям! Бомбарды навести на дорогу!
Коперник был не в рясе, а в отороченном мехом плаще, с непокрытой головой. И много серебряных нитей разглядел Каспер в кудрявых волосах Учителя при ярком свете восходящего солнца.
– Приготовиться! Внимание! – Коперник оперся о парапет стены, пристально наблюдая за противником.

Каспер выглянул из-за зубца стены. Внизу, у самого подножия замка, извивалась Лыня. На том берегу чернели линии вражеских солдат. Вспоминая порядок их расположения, он стал пояснять план командующего фон Эльстера. Учитель слушал внимательно, время от времени кивая головой, не отрывая, однако, взгляда от противоположного берега.
Вдруг на дорогу с запада вырвался отряд мчавшейся во весь опор конницы.
– Это их главные силы! – крикнул Каспер. – Подкрепление для этих, ведущих осаду!
Коперник резко опустил руку:
– Огонь, Тадеуш! Пли!
Разом ударили все пушки замка. Стены заволокло сизым душным дымом.
– Огонь!
Снова ударили пушки.
– Аркебузы – в ход! Арбалеты! – прорываясь сквозь гром и вой орудийной пальбы, пронесся над стенами голос наместника.
И вдруг – точно кто начал сыпать камнями по железному листу – затарахтели ружейные выстрелы. Покрывая их, гремели пушечные залпы.
– Довольно! – приказал отец Миколай, отмахивая от себя едкие клубы порохового дыма.

Каспер снова выглянул из-за зубца стены. Весь берег был усеян лежащими и ползущими ландскнехтами. На дороге творилось нечто ужасное: издали можно было разглядеть шевелящееся месиво из коней и людей, на всем скаку пораженных ядрами, пулями и стрелами.
– Отходят! Отходят! – послышались крики на стене.
Первый штурм кшижаков не удался. Враг отступил.
– Сегодня можно отдохнуть, – сказал ольштынский наместник, отирая потное лицо полой плаща. – Но завтра снова следует ждать гостей!

И верно, на следующее утро враги снова ринулись на штурм Ольштына. И снова их отбили. Кшижаки отошли с явным уроном. В полдень явился парламентер с просьбой разрешить подобрать и предать погребению убитых. Имена их парламентер прочел по листу: «тела славных героев – капитана Ландгаммера, капитана Андраши, капитана Каульбарса».
Несмотря на предостерегающие знаки бурграва, Коперник разрешил унести с поля боя мертвых и даже подобрать раненых.
«До чего же заботлив тевтонский командующий к павшим! – думал Каспер, наблюдая за обозниками, медленно передвигавшимися с носилками по затоптанной, растерзанной земле. – Трудно поверить, что это он же, фон Эльстер, и послал их на верную смерть».

Враг не терял надежды овладеть замком. С небольшими передышками в один-два дня он снова предпринимал наступление. И каждый раз дозорные вовремя замечали оживление по ту сторону Лыни. Частые короткие удары колокола поднимали всех по тревоге. Много раз еще взбирался Каспер на вышку или на стены замка, и всегда его поражало умение и предусмотрительность вармийского каноника, волею господней ставшего военачальником.
С неослабевающим интересом приглядывался Каспер и к действиям бурграва, а также просматривал реляции помощника Дрохвича, пана Язвицкого, посланного бургравом в тыл врага – в непроходимые чащобы и болота – задолго до того, как кшижаки появились у стен Ольштына.
После первых тяжелых неудач атаки орденского войска стали ослабевать. Под огнем замковых пушек таяла их стойкость. Настал седьмой день осады. Солнце уже крепко пригревало землю. Черные пятна там и сям проступали на грязном снежном покрове. После жестоких морозов вдруг пришла оттепель – частый гость в Прибалтике. Ее-то и опасался фон Эльстер.

Коперник и Каспер стояли на вышке дозорной башни.
– Сын мой, мальчик мой… – сказал Коперник.
Каспер вздрогнул. Снова ему почудилось, что не было этих страшных лет разлуки.
– Я знаю, – продолжал Учитель, – что тебе не терпится о многом рассказать мне, а также и от меня услышать важные новости. Но сейчас то ли я постарел настолько, что не могу делать два дела разом, то ли я уверился в том, что ты достаточно возмужал и будешь спокойно дожидаться нужного часа, но… отложим разговор!.. Каспер, Каспер, а ну-ка, погляди, что это? Твои глаза помоложе моих… Неужто это наши с Язвицким во главе?
Нет, это не были люди Язвицкого. Вправо от замка, там, где кончается лес, а подлесок постепенно переходит в холмистые поля, у излучины Лыни, в самом узком ее месте, где осаждающие недавно пытались настелить мост, снова собралась толпа орденских солдат.

– Пан бурграв, пан бурграв! – позвал Коперник, видя, что кшижаки подвозят к излучине реки бревна, хворост, а стоящие на пригорке солдаты катят сверху камни и сбрасывают их в воду.
– Эге, дело ясное, – отозвался Дрохвич, – собачьи дети думают перекрыть Лыню и отвести ее в старое русло, чтобы мы подохли от жажды… Но что делать? Со стен туда пушками не достанешь!
– Да, положение скверное, – промолвил Коперник в раздумье. – Для пушек они слишком далеко… Остается одно – вылазка! Распорядись, кликни охотников, пан бурграв! Жаль, что никак не вызвать сейчас подмогу из лесу!

Ворота распахнулись, и отряд отлично вооруженных бойцов под командованием офицера в красно-желтом наряде, размахивающего шляпой, украшенной беличьим хвостом, ринулся на орденских наемников с юга, пока мужики крошили их с севера. Ведь за эту полную тревог и наблюдений неделю Каспер не нашел времени сменить немецкую одежду на другое платье.
В рядах противника началась паника. Обороняясь, кшижаки отступали к своему лагерю. Не прошло и часа, как с ними было все покончено.
Генрих поглядел на высокие башни Ольштына, на его литые чугунные ворота и чуть поморщился.

...отец Миколай рассказал Касперу, что в начале осады Тидеман Гизе дни и ночи проводил с ним бок о бок на сторожевой вышке или на стенах замка. И, только когда было получено распоряжение его величества о том, что канонику поручается вести дневник осады, отец Тидеман по горячей просьбе наместника, спустился вниз, в подвал, где можно было спокойно работать, так как туда слабее доносился грохот канонады. Здесь же он принимал и донесения лазутчиков, и те немногие вести из Великой Польши, которые, рискуя жизнью, доставляли гданьские и краковские курьеры.
– Вот это донесения наших из тылов врага, – говорит он вдруг, придвигая к молодому человеку кипу бумаг. – А ну-ка, тряхни стариной, мой мальчик, перепиши-ка все эти реляции. Король распорядился пересылать ему все сведения о славной обороне Ольштына. Мы так и сделаем, но… – Каноник лукаво глянул на Каспера. – Но нужно, чтобы и у нас в замке остались копии…
Переписывая реляции, Каспер воочию убедился, как распорядительно, разумно и даже хитроумно была предначертана и осуществлена оборона Ольштына.

Судя по всему, Альбрехт поначалу собирался взять Ольштын в клещи – с востока и запада. Поэтому Ежи Конопацкий, воевода Поморский, гоня свою конницу напрямик через кустарники и болота, из-под Моргана пробился к Ольштыну. Часть конницы он послал к Ливскому Млину под Остругом, чтобы в случае надобности задержать кшижаков, а сам с половиной знамен двинулся к Ольштыну и стал бивуаком под городом.
В крепости, как уже знал Каспер, держали оборону люди бурграва ольштынского Дрохвича.
У канониров, по распоряжению Миколая Коперника, день и ночь был наготове деревянный уголь для запалов. Лазутчики из-под Оструга доносили, что кшижаки покинули эти позиции, нападения следовало ожидать только из-за Лыни – с востока.
Часть пехоты Дрохвича была заранее, еще до прихода врага, расположена в зарослях на левом берегу Лыни. Клещи готовились не ольштынцам, а кшижакам!

Отца Тидемана заинтересовал рассказ о помощи, которую оказал ольштынцам молодой предводитель мужицкого отряда.
– Пришли его ко мне, мальчик! – сказал он Касперу. – Это тоже имеет отношение к «Истории обороны Ольштына». Завтра же мы с твоим другом потолкуем по душам.
Касперу трудно было бы объяснить доброму старику, что с Генрихом им никак не столковаться. Он решил посоветоваться с отцом Миколаем или придумать какой-нибудь предлог, объясняющий нежелание Генриха спуститься в подвал, но никаких предлогов не понадобилось: на рассвете следующего дня кшижаки снова пошли в наступление.
Враги двигались полукругом, выдвинув свое левое крыло к реке, где летом был брод.
– Плохие лазутчики у рыцарей! – сказал отец Миколай Касперу. – Сейчас брода и в помине нету, вода высокая, а лед на ней, по приказанию пана Дрохвича, ежедневно разбивают топорами. Сегодня ночью ударил мороз, вот реку и затянуло корочкой, столь тонкой, что ни пешего, ни тем более конного она не выдержит!

Кшижаки уже поняли свою ошибку и, сбившись в кучу, пытались перебросить на тот берег мостки, но тут и в лицо и в спину им загремели выстрелы: это действовали люди Дрохвича.
Река была здесь слишком широка, лед слабый, гораздо лучше было бы форсировать Лыню много ниже, прямо под стенами замка. Туда, переменив направление, и двинул свои силы начальник кшижаков. Этого Коперник только и хотел. Наведя дуло своей пушки, он проверил прицел и с запалом в руке дожидался, пока под стенами замка соберется побольше врагов.
Каспер видел, как тяжело отъехала назад пушка, как все вокруг заволокло синим дымом. И тотчас же из лесу в ответ на выстрел отозвались пушки пана Язвицкого.

Начальники кшижаков скакали вдоль рядов своих дрогнувших отрядов, понуждая их снова идти в наступление. Особенно рьяно размахивал мечом человек в белом плаще с нашитым на нем черным крестом. Коперник прицелился еще раз и дал по нему выстрел. Начальник кшижаков тяжело рухнул с коня, а тот помчался прочь, волоча всадника по земле.
К вечеру бурграв доложил Копернику, что враги покинули лагерь. На месте их стоянки дымились незатушенные костры, валялся мусор, издыхающие лошади. Коперник велел их пристрелить. Люди его в пылу гнева чуть было не пристрелили и раненого ландскнехта, забытого в походном лазарете. Наместник распорядился доставить его на носилках в замок.
Отцом Миколаем руководило не одно человеколюбие. Солдат, придя немного в себя, перевязанный и накормленный, охотно давал показания.

– Войско наше ушло обратно в орденские земли, – сообщил он, пересыпая свою речь проклятиями по адресу оставивших его товарищей, начальников, командующего фон Эльстера и даже самого магистра Тевтонского ордена.
Да, у поляков верные сведения: капитаны отрядов, первыми принявшие огонь, все трое убиты. Из их солдат тоже мало кто остался в живых. Командующий фон Эльстер, говорят, храбрый человек, но ему пришлось отступить, так как Ольштын оказался твердым орешком. Взять крепость и город измором, как думал магистр, не было возможности: у кшижаков кончились запасы продовольствия. А кроме того, наемники отказались без поддержки артиллерии штурмовать замок. Магистр же ни пушек, ни продовольствия не мог доставить из-за бездорожья.
– Один-единственный наш «единорог» герр Коперник превратил своим выстрелом в груду осколков, а четыре маленькие пушки завязли при переправе через болото.

Что запасы продовольствия у кшижаков пришли к концу, защитники Ольштына поняли и без признания ландскнехта: в покинутом лагере они то и дело наталкивались на ободранные и освежеванные туши лошадей. Как видно, славные рыцари-крестоносцы, подобно татарам, не брезговали кониной.
Ни одного кшижака не осталось под замком!
– Отрадные вести, – удовлетворенно проговорил наместник, выслушав сообщение об отходе врагов.

Оповещая о победе, в замке ударили в колокол. Ему отозвались колокола всех костелов города Ольштына. Прятавшиеся в погребах и подземельях люди высыпали на улицу. На ольштынском рынке снова стало черно от народу, но сегодня никто не продавал и не покупал. Люди обнимались, целовались. «Виват! Виват!» – гремело повсюду. Толпясь по обочинам улиц, горожане приветствовали своих избавителей. Тут же, откуда ни возьмись, в толпе засновали повара. Они разводили на улицах огромные костры и на них жарили, варили и пекли угощение для победителей и для местных горожан.
На улицах, несмотря на мороз, были расставлены столы с угощением, и за столами не пустовало ни одно место.
А в замке за ужином уже сидели Миколай Коперник, наместник ольштынский, по правую руку от него – Ежи Конопацкий, поморский воевода, по левую – Тидеман Гизе, дальше – бурграв ольштынский Дрохвич, староста Миколай Дзялинский и многие другие храбрые защитники Ольштына. <...>

Злые языки поговаривали, что король Зыгмунт не то недолюбливал, не то побаивался покойного епископа вармийского.
Злые языки были неправы: получив донесение об обороне Ольштына, а также обо всех военных действиях, предпринятых против кшижаков в Вармии и Поморье, его величество, поднеся к губам нежную ручку королевы Боны, произнес с укором:
– Вот вы, ваше величество, и столь любезный вам пан Дантышек постоянно высмеиваете покойного епископа и всех его кровных. Чтобы вам не было очень скучно, назову только несколько имен людей, особо отличившихся при обороне нашего королевства: Миколай Коперник, каноник, со славой оборонял Ольштын. Большую помощь ему оказал двоюродный его брат Лукаш Аллен, староста Тчевский и второй его двоюродный – Ежи Конопацкий, поморский воевода. А ведь в жилах всех этих храбрецов течет славная кровь Ваценродов! <...>

Вслед за первыми нарочными в Ольштын прибыл еще один курьер и вручил Копернику грамоту.
Его королевское величество король Зыгмунт, повелитель Польши Малой и Великой, Королевской Пруссии, Поморья, Шлёнзка и Вармии, благодарил Миколая Коперника за доблесть, распорядительность и отвагу, помогшие ему отстоять Ольштын, и даровал Миколаю Копернику звание комиссара Вармии. В Ольштын же, по его королевскому повелению, должен прибыть новый наместник, коему и надлежит передать замок со всем его имуществом и снаряжением.
– Значит, пока я не нужен, – заметил отец Миколай со своей мимолетной улыбкой. – Но любопытно знать, королевская грамота и звание комиссара Вармии – знак ли это того, что я отличен при дворе или наоборот – что король мною, как правителем Ольштына, недоволен? Хотелось бы мне также знать, кто сменит меня на этом поприще? Желательно, чтобы это не был кто-нибудь из членов вармийского капитула…
Все присутствовавшие при этом хорошо поняли отца Миколая: когда отцы каноники вармийские, спасая свою жизнь и свое добро, спешно убегали от немцев, они кляли Коперника за то, что он якобы искушает господа, пытаясь с темными, не обученными военному искусству хлопами оборонять стоящий на плоской равнине замок от такого опытного, умелого и сильного противника, как Тевтонский орден!
К всеобщей радости, вскоре стало известно, что заменить отца Миколая на его посту должен его старый верный и добрый друг – отец Тидеман Гизе.

Использованные источники:

Анджей Стахурский "Ольштын" Ольштын, "Мазуры" (год изд. не указан)
http://www.szlak.zamkigotyckie.org.pl/olsztyn-ros.htm
http://pawet.net/library/history/c_history/b_kopiernik/Веселовский_И._Н.,_Белый_Ю._А._Николай_Коперник,_1473-1543.html
http://his.1september.ru/articlef.php?ID=200403806
http://dic.academic.ru/dic.nsf/enc_geo/3636/%D0%9E%D0%BB%D1%8C%D1%88%D1%82%D1%8B%D0%BD
http://ru.wikipedia.org/wiki/%CE%EB%FC%F8%F2%FB%ED
http://ru.wikisource.org/wiki/%D0%AD%D0%A1%D0%91%D0%95/%D0%90%D0%BB%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D1%88%D1%82%D0%B5%D0%B9%D0%BD
http://www.olsztyn.eu/fileadmin/katalogi_wydzialowe/kultura/wydawnictwa/trz_dni_rus.pdf
http://www.olsztyn.ru/
http://www.cardarmy.ru/doma-gpm/olsztyn.htm
http://youroute.ru/countries/polsha/regions/varmiya-mazuriya-i-belostokskij-kraj/places/olshtyn/
http://travels.co.ua/rus/polsha/mazuru/olshtun.html
http://syntinen.livejournal.com/504950.html
http://arch-gothique.livejournal.com/17780.html
http://neringa-iris.livejournal.com/5149.html
http://alexzhuc.livejournal.com/22135.html
http://users.livejournal.com/_gothy_/257237.html
http://lib.rus.ec/b/119444/read
http://ru-branches.wmwm.pl/oddzial/105,museum-of-warmia-and-masuria-in-olsztyn.html
http://swinokotleta.livejournal.com/238678.html
http://darriuss.livejournal.com/605763.html
http://polshatur.ru/Dostoprimechatelnosti/olshtin-polsha-dostoprimechatelnosti
http://slovar.cc/enc/brokhauz-efron/1573635.html
https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%91%D0%B8%D1%82%D0%B2%D0%B0_%D0%BF%D1%80%D0%B8_%D0%9F%D1%80%D0%B5%D0%B9%D1%81%D0%B8%D1%88-%D0%AD%D0%B9%D0%BB%D0%B0%D1%83
http://libclub.com/D/DavydovDV/DavydovDV-46-1.htm



Посмотреть ссылки на сайты о замке и обсудить их на нашем форуме

Все материалы представлены здесь в образовательных целях и не могут быть использованы в ином качестве.
При перепечатке материалов ссылка на источник обязательна.

Фотогалерея замка
Фото Ренаты Римша, 2012 г.

Фото Игоря Банченкова, 2014 г.

Фото Валерия Смолика, 2012 г.

Фото Алексея Лялюлина, 2012 г.

Реконструкция

Старые изображения

Интерьеры

Другие укрепления

Планы замка

Местонахождение

Другие иллюстрации

Филателия

Наследие Коперника

© Дизайн Ренаты Римша