Главное меню
Главная
Наш форум

Замки Латвии
Латвия - главная
Состояние замков
Каталог замков
Карта
Фотогалерея

Айзкраукле I - Ашераден
Айзкраукле II - Ашераден
Айзпуте (Е) - Хазенпот
Айзпуте (О) - Хазенпот
Алсунга - Алшванген
Алтене - Алтона
Алуксне - Мариенбург
Арайши I - Эзерпилс
Арайши II - Арраш
Арлава - Эрвален
Асоте - Асутен
Аугстрозе - Хохрозен
Бабите - Бабот
Балтава - Балтов
Бауска - Бауске
Берзауне - Берзон
Борнсминде - Борнсмюнде
Брамберге - Бранденбург
Буртниеки - Буртнек
Вайнижи - Вайнзель
Валмиера - Волмар
Валтайки I - Олденбург
Валтайки II - Нойхаузен
Вартая - Вартаген
Вентспилс - Виндау
Виляка - Мариенхаузен
Гауйиена - Адзель
Гробиня - Гробин
Гулбене - Шваненбург
Даугавпилс - Алт-Дюнабург
Даугавпилс - Дюнабург
Дзербене - Сербен
Дзинтаре - Дзинтерн
Дигная - Дубена
Добе - Добен
Добеле - Доблен
Доле I - Алт-Дален
Доле II - Дален
Дрога - Дроген
Дундага - Донданген
Дурбе I - Линдале
Дурбе - Дурбен
Елгава - Митау
Ерсика - Герцике
Заубе - Юргенсбург
Икшкиле - Юкскюлль
Индрица - Недериц
Калнамуйжа -Хофцумберге
Калснава - Кальценау
Кандава - Кандау
Каупре - Абельхоф
Квепене - Квепен
Керклини - Керклинген
Кокнесе - Кокенхузен
Краслава - Креславка
Криевциемс - Рушендорф
Кримулда - Кремон
Крустпилс - Крейцбург
Кулдига - Голдинген
Лиелварде I - Алт-Ленневарден
Лиелварде II - Ленневарден
Лиелстраупе - Гросс-Рооп
Лиепая - Лива
Лиепене - Лепен
Лимбажи - Лемзаль
Локстене - Локстен
Лубана - Лубан
Лугажи - Луде
Лудза - Лудзен
Ляудона - Лаудон
Мазстраупе - Кляйн-Рооп
Маконькалнс - Фолкенберг
Малпилс - Лембург
Мартиньсала - Гольм
Межотне - Мезотен
Муйяни - Моян
Мурмуйжа - Муремойс
Набе - Наббен
Нерета - Нерфт
Нитауре - Нитау
Нурмуйжа - Нурмхузен
Пекас калнс - Каугерсгоф
Пиебалга - Пебалг
Пилтене - Пилтен
Попе - Попен
Приекуле - Преекульн
Рауна I - Алт-Роннебург
Рауна II - Роннебург
Резекне - Розиттен
Ремине - Ремин
Рига - все замки
Ринда - Ангермюнде
Розбеки - Розенбек
Ропажи - Роденпойс
Руйиена - Руен
Рундале - Руэнталь
Сабиле - Цабельн
Сака - Сакенхаузен
Саласпилс - Кирхгольм
Салацгрива - Салис
Салдус - Фрауэнбург
Светкалнс - Хайлигенберг
Свитене - Швиттен
Селпилс - Селбург
Сигулда - Зегеволд
Скрунда - Шрунден
Скуене - Шуен
Смилтене - Смилтен
Стабеги - Эйхенангерн
Стенде - Стенден
Сунтажи - Сунцель
Талси I - Алт-Талсен
Талси II - Талсен
Тервете - Терветен
Тирза - Тирзен
Триката - Трикатен
Тукумс - Тукум
Турайда - Трейден
Унгурпилс - Пюркельн
Цесвайне - Зессвеген
Цесис I - Алт-Венден
Цесис II - Венден
Цирава - Цирау
Шлокенбека - Шлокенбек
Эдоле - Эдвален
Эмбурга - Анненбург
Эмбуте - Амботен
Эргеме - Эрмес
Эргли - Эрлаа
Яунпилс - Нойенбург

Городища и гипотетические замки
Айнажи
Аутине
Грамзда
Дуналка
Кубеселе
Ницгале
Прейли
Сатезеле
Сатекле
Унгурмуйжа
Энгуре

Другие замки
Замки Эстонии
Замки Литвы
Другие страны

Статьи по теме:

О замке на форуме

Замок и церковь Икшкиле (Икскуль - Uexküll)

(1184-1185)

Остатки церкви и замка расположены на острове Святого Мейнарда в водохранилище Рижской ГЭС, на южной окраине города Икшкиле, в 28 километрах к юго-востоку от Риги, на правом берегу Даугавы, в 7 км ниже впадения в нее реки Огре. До затопления замок находился на высоком известняковом скалистом берегу. Икшкиле был замком епископа Ливонии, позже замком вассала Рижского епископа, также замок долгое время оккупировал Ливонский орден. Церковь св. Марии в комплексе замка - уникальный объект, считается первой христианской церковью Латвии. Церковь и замок - первые каменные сооружения в истории Латвии.

Предыстория началась в 1147 г., когда архиепископ Бремена объявил крестовый поход против вендов - славянских племен Балтии (это бывшая его провинция, позднее Гольштейн), написав на знаменах слова "Кто не хочет креститься, тот должен умереть!" (Правильнее было бы сказать - перекрещиваться, т.к. здесь жили по большей части православные). Вендов разбивают и разрушают их портовый город Любок, построенный в 1143 году, а на его месте победители строят свой город - Любек. Сложный путь на Даугаву - через Висбю на Готланде, который контролировал судоходство по Балтийскому морю, - становится из порта Любек вдоль побережья намного короче и безопаснее. На фото ниже - изображение, сфотографированное автором сайта в Висбю на острове Готланд:

В середине XII века в Даугаву все чаще стали заходить немецкие корабли для меновой торговли с племенами, жившими по берегам реки. Торговля приносит большие прибыли для иностранцев. В "Рифмованной хронике" сказано: "вобрали они в свой ум еще это имущество преумножить". Постепенно немецкие мореходы познают этот водный путь – знают, какой ветер будет попутным, как преодолеть пороги Румбы, Ведмере и др., как провести лодки между большими и опасными камнями. Они узнают не только водный путь, но постепенно заводят дружеские отношения с племенами живущими по берегам Даугавы. В первые приезды чужестранцев встречают камнями, стрелами, не доверяют им, но скоро этих торговцев уже ждут здесь. С середины XII века поездки торговцев становятся регулярными: "…с того времени они в большом количестве в земли ливов часто ездили …" Лодки немцев стали заходить все выше по течению, становясь более смелыми. Среди берегов особенно выделяется крутая доломитовая "гора" на правом берегу Даугавы напротив какого-то острова - позднейшего места Икшкиле. У немцев возникает мысль перезимовать в этих местах, построить склады для своих товаров, чтобы вести торговлю круглый год.

"Тогда глубже во внутренние земли едут вверх по реке миль шесть. Там обитают языческие племена чужие, с которыми они ну торговлю ведут и там иак долго оставались, пока не построили себе жилище, что произошло с разрешения". Так что с самого начала это целенаправленное действие, хитро пытаясь представить это как неожиданность, "порванные" паруса во время шторма. Эта торговля часто была неравноценной, так как уже Тацит пишет, что балты получая плату за необработанный янтарь, который до этого лежал на берегу моря, были очень удивлены. Для развития торговли применялись разные способы: "…вином вкусным они угощали с радостью там некоторых язычников." Как в древней легенде сказано, что с появлением первых торговцев, местные жители их называли "сборщиками", так как у них на головах были лукошки, чему все время удивлялись ливы. Верно - на старинных гравюрах того времени на головах торговцев надеты шляпы с широкими полями

В старинных документах и хрониках Икшкиле упоминается как острожек Укскуль, Икскуль, Икескола, Юкскюлль и т.п. Согласно преданию, на месте, где теперь находится Икшкиле, когда-то было селение ливов. Вдоль по Даугаве странствовали торговцы разных народов. Среди них были и немцы. Выйдя на берег, они спросили, как называется это селение. Какой-то лив на своем родном языке ответил: “üks küll” - “одна деревня”, думая, что его спрашивают о количестве деревень здесь.

Хронист Бальтазар Руссов этот острожек уже называет замком: Бременские торговцы… неоднократно возвращались со своими товарами. Также и другие торговцы появились в большом количестве. Они все были хорошо приняты. Это продолжалось долгое время и счастье улыбалось им. В итоге они продвинулись дальше вглубь земель, примерно на шесть миль, выгрузили товары с разрешения язычников, и многие торговцы остались там. После этого язычники дали им право построить склад для товаров. Тогда построили они у Даугавы на какой-то горе великолепный дом и замок или крепость, т.к. они могли тут спокойно разместиться. И этот замок назвали Икшкиле. А язычники не думали, что им из этого может выйти что-то плохое. Вскоре после этого был построен замок Доле. Это первые христианские крепости в Ливонии. Через какое-то время приехал вместе с торговцами проповедовать священник, какой-то Зегебергский монах Мейнард.

Карта распространения христианства в Северной Европе в VI-XII вв.

По указанию Папы римского Александра III надлежало посылать в Балтийские земли специально подготовленных миссионеров. В связи с этим, архиепископ Бремена Хартвиг II, в чьем ведении были земли Восточной Европы, в период времени между 1180 и 1184 годами посылал вместе с торговцами монаха августинца Мейнарда (Meinardus) из конвента Зегеберга Бременского епископства, и с ним еще двух учеников - Яна и Тома. Мейнарду дают подробную инструкцию, а так же деньги, как из Рима, так и Бремена.

После трехнедельного плавания Мейнард вместе с торговцами входит в устье Даугавы, плывя вверх по реке, узнает места торговли Даугавгривы, поселка Рига, в поселках ливов на Сала (Доле), и наконец-то добирается до главного поселения торговцев в Икшкиле. Возможно, что какой-нибудь священник еще до Мейнарда приезжал в Икшкиле вместе с торговцами, т.к. ливам вроде бы понятна его функция, они Мейнарда дружелюбно принимают как гостя, а местные правители земель приносят ему подарки.

В хрониках не упоминается, что Мейнарду был необходим переводчик, его отношения с ливами были без посредников. Некоторые ученые думают, что завоевывая славянские провинции - вендов, немцы поступали так же, как они поступали в других местах, подготавливали миссионеров из среды местных жителей. Возможно, Мейнард мог знать литовский и прусский языки, которые были родственными с языком вендов и могли облегчить взаимопонимание на берегах Даугавы. (Монастырь в Зегеберге построил апостол вендов Висцелин, около 1134 года.) В историографии первоначально считалось, что Мейнард вместе с немецкими торговцами как их священник и, возможно, писарь, посетил Ливонию уже до 60-х гг. XII века. Однако новые исследования свидетельствуют, что активность немецких торговцев в восточном направлении через Балтийское море проявляется только с 1180-х гг.

Около 1180 г. Мейнард прибыл в Икшкиле, где в ливском поселке немцы создали склад товаров, оставаясь там и зимой. Его целью было распространение христианства среди даугавских ливов. Т.к. даугавские ливы находились в зависимости от полоцкого князя, то Мейнард испросил у последнего разрешения для осуществления этой миссии. Получив разрешение князя, Мейнард старался распространять христианство мирным путем.

Об этом у Карамзина: <Немцы в Ливонии>. В сие время, по сказанию древнейшего Летописца Ливонского, славился могуществом Князь Полоцкий Владимир: он господствовал до самого устья Двины и власть его над южною Чудскою землею была вообще столь известна, что благочестивый старец Меингард, усердный Немецкий Католик, приехав около 1186 года с купцами Немецкими в Ливонию, просил у него дозволения мирно обращать тамошних язычников в Христианство: на что Владимир охотно согласился, и даже отпустил Меингарда с дарами из Полоцка, не предвидя вредных следствий, которым скоро надлежало открыться для Россиян от властолюбия Пап и Духовенства Римского. Меингард имел успех в важном деле своем: основал первую Христианскую церковь в Икскуле вместе с маленькою крепостию (не далеко от нынешней Риги); учил язычников Закону и военному искусству для их безопасности; :крестил волею и неволею; одним словом, утвердил там Bepy Латинскую.

Приближаясь к Икскюлю, Случевский записал в “Рижском вестнике” (№ 188): “Верно то, что первый немецкий проповедник Мейнгард, гробницу которого мы видели в Рижской Домкирхе, получил “позволение” на проповедь между языческими ливами от Владимира Полоцкого и поставить тогда церковь в Икскюле; верно то, что по словам современной “Рифмованной хроники” - земли зелов, ливов и латышей, до прихода меченосцев, находились в русских руках."

Полоцкого князя или Псковского? Псковская летопись митрополита Евгения сообщает: “В год 1186. Около сего времени Мейнгард, немецкий монах, прибывши на устье Двины с бременскими купцами, милостиво испросил дозволения у Псковского князя Владимира, владевшего тогда сими странами, обращать в христианство лифляндсев и чудь”. Однако дальнейшие события развивались уже без “милостивого дозволения Псковского князя”.

Вначале Мейнард проповедует во временных помещениях (поселении торговцев?), но, получив дополнительные средства от Папы Римского и архиепископа Бремена, покупает небольшой участок земли возле Икшкиле на крутом берегу Даугавы для постройки церкви. Возможно, что самая первая церковь, построенная около 1184 года, имела вид небольшого деревянного строения с соломенной крышей. Имена первых крещеных ливов в разных источниках отличаются: Ульденаго, Ваде, Вальдеко, Герведер и Вицо. Или же: Иле, отец Кулвена, Виецо и отец Алона (по хронике Генриха Латвийского). Вероятнее всего, что они звучали несколько иначе, но немецкое ухо восприняло эти местные имена именно так. На этом рисунке Майделя показано, что происходило сие еще в деревянной церкви: Икшкильская церковь св. Марии в 1184 г. была построена из дерева, и только в 1185 г. из камня (правда, на рисунке дата 1186 г., что не соответствует действительности).

Успехи небольшие - если даже удалось окрестить этих язычников, то для них это было лишь небольшим представлением с их участием, т.к. они очень легко снова смывают веру в чистых водах Даугавы и тем самым отсылая ее в море, конкретно обратно в Германию. Надо думать, что миссионеры и их помощники занимались не только крещением - надо было изучать местные обычаи, вызнавать разногласия которые существуют между вождями местных племен, чтобы это все потом мудро применить в дело.

Надо заметить, что Икшкиле находилось в стратегически важном месте (водный путь здесь пересекала сухопутная дорога с севера на юг, которую часто использовали в своих военных набегах литовцы). Во время одного из нападений литовцев Мейнард вместе с ливами спрятался в лесу. Когда опасность миновала, он пообещал ливам построить каменный замок, если они примут крещение. Ливские замки были деревянными и ненадежными в обороне. Ливы согласились с этим предложением, и Мейнард, пригласив каменотесов шведского острова Готланд, построил для ливов два замка в 1185 и 1186 годах, первый в Икшкиле, летом 1185 г. (согласно хронике Генриха), рядом с уже построенной церковью, а второй - в Саласпилсе (Kirchholm). Они стали первыми каменными сооружениями в Ливонии, еще до основания Риги.

Местные жители, не знакомые с каменным зодчеством, наивно полагали, что если обвязать замок канатами, его можно будет обрушить в реку. "В то же время, соседние язычники семигаллы, услышав о постройке замка из камня и не зная, что камни скрепляются раствором, пришли с большими корабельными канатами, чтобы, как они думали, растащить замок. Но убрались восвояси, неся на носилках многих своих, пораженных стрелами…" Из этого отрывка Хроники Генриха Латвийского следует, что до начала германо-скандинавской экспансии в ХII столетии народы Прибалтики просто клали камень на камень. Максимум, что им было известно: каменная кладка с земляным заполнением и без связующего раствора. Достаточно сильного толчка, и кладка посыпется. Дело заключалось в доступности строительного материала. Древние эсты на островах использовали камень из-за дефицита деревьев. Ливы и земгалы недостатка в деревьях не испытывали и потому предпочитали деревянное строительство. Как писал пастор Биленштейн: "Тем не менее в Семигалию проникают вести о могучих железных мужах, построивших близ Икскуля замок и ниже по течению реки город".

Хроника Генриха Латвийского состоит из четырех книг, первые две из которых весьма кратки и представляют собою нечто вроде вступления. О Мейнарде - 1-я книга хроники. Цитата о Мейнарде из хроники:
В обители Зегебергской был священник Ордена блаженного Августина, Мейнард, человек достопочтенной жизни, убеленный почтенной сединой. Просто ради дела христова и только для проповеди прибыл он в Ливонию вместе с купцами: тевтонские купцы, сблизившись с ливами, часто ходили в Ливонию на судне по реке Двине. Мейнард стал обвинять ливов в неразумии за то, что у них нет никаких укреплений. Он обещал им выстроить замок, если они решат стать и быть детьми божьими. Это пришлось им по сердцу, они дали обещание и клятвенно подтвердили, что примут крещение. Так как пятая часть замка строилась на средства проповедника, она поступала в его собственность, а землю для церкви он заготовил ранее. Как только замок был закончен, крещенные вновь возвратились к язычеству, а те, кто еще не крестились, отказались принять христианство. Мейнард, однако, не отступил от начатого дела.

Впоследствии, когда откопаны были погреба замка, было заметно, что часть замка принадлежала ливам. Пол был тщательно выложен доломитовыми плитами (в одном помещении выложен каменный крест), а так же найдены остатки отопительной системы. Одна часть строения, которая отличается по виду строительства, с глинобитным полом, остатками дымохода, могла быть бывшей частью замка, принадлежащая Мейнарду. 4/5 частей замка, принадлежавшая крещеным ливам, построена в другой технике, там нашли печь, построенную по ливскому образцу. Конечно, после выдворения ливов, эту часть замка перестроили.

Икшкильский замок был построен на правом берегу Даугавы посреди уже существующего ливского селения. Замок построен рядом с церковью, создавая один общий строительный комплекс. С юга он был защищен обрывистым берегом доломитного камня высотой около 6 м, с востока – заметным еще в ХХ веке рвом шириной около 8 м. Одновременно он был и сходом к Даугаве, пробитым в скале уже во время строительства замка. По другим сторонам вокруг замка рвов в ХХ в. уже не было видно. Их возможное существование в раскопках не проверялось. Церковь и замок располагались рядом друг к другу вдоль берега Даугавы: за западной стороне находилась церковь, а на восточной – замок.

В Икшкиле на одном и том же месте последовательно находились две церкви. Об их датировке пока нет единого мнения, поэтому древнейшую условно называют церковью XII века, а более позднюю – церковью XIII века. От первой церкви XII века сохранилась только нижняя часть фундамента стен. Фундамент свидетельствует, что строение было около 27 м в длину, 10 м в ширину, со стенами толщиной в 1,4 м, сложенными из доломитного камня в оболочечной технике и полукруглой романской апсидой со внешним радиусом 4 м. Церковь состояла из близкой к квадрату алтарной части или хора, к которому со западной стороны подключалось однонефный наос той же ширины. Церковь была отдельно стоящей и не была включена в замковый комплекс. Замок от церкви находился на расстоянии примерно 10 м.

Вторую церковь мастера с острова Готланд построили по образцу церквей своего острова. Считается, что именно готландцы привнесли в историю Латвии романскую архитектуру и сводчатые конструкции. Построенная в XIII в. из доломитного камня церковь имела двухнефное помещение наоса, разделенного посредине. Построенный на восточной стороне почти квадратный хор 11,2х11 м отделяла арка. Церковь имеет в центре крестообразную опору сводов и отделена от хора круглой романской колонной, своеобразно членящей его триумфальную арку на две части. Виртуозно исполнено ее необычное венчание, представляющее собой связку из трех полуколонок, покоящихся на сферических консолях.

Внешние размеры церкви 23х11-13 метров. Главный вход был устроен изначально в южной стене со стороны замкового двора, северная стена прорезана амбразурами. Церковь выложена из грубо отесанных известняковых блоков, ранее покрытых тонкой штукатурной обмазкой, наружные грани архитектурных и конструктивных деталей тщательно отесаны. При пристройке к церкви в юго-западном и юго-восточном углах двух защитных стен, образовался закрытый двор, который подключался к построенному во восточной части комплекса замку.

Замок изначально строился как два отдельно стоящих строительных объекта, не связанных дверными проемами. Меньший корпус, размеры которого в плане 10х16 м, находился на западной стороне замка рядом с церковью. От корпуса сохранился подвальный этаж, у помещения восточного края которого на раскопках были отмечены остатки свода из известкового камня и на булыжном полу - из более крупных, плоских камней выложенный латинский крест. Это возможно башнеобразное строение считают частью епископа Мейнарда в замке.

Второй – более крупный корпус замка, в плане занимавший около 40х20 м и изначально могущий принадлежать ливам, огораживала защитная стена. Он включал продолговатую, четырехугольную территорию, углы восточной стороны которой укреплены контрфорсами. Единственное возможное место ворот могло находиться на самом северном конце восточной стороны защитной стены. В огороженном защитными стенами дворе находилось в плане величиной только 6х8 м жилое здание с отоплением теплого воздуха. Фундамент другого здания вскрыт на 16 м далее к востоку, где к защитной стене северной стороны подключалось почти квадратное, в плане размером 7х7 м здание с двумя помещениям, которое А.Тулсе (1942) считал первым Икшкильским башенным замком. В раскопках широкого двора обнаружены фундаменты нескольких строений. Кажется, что эти здания построены в разное время и существовали не одновременно.

Папа римский обещал защищать Ливонию - "Землю Марии" - так же, как и Палестину, которая называлась "Землей Ее Сына". Почин этого марианского культа (Земля Марии) следует приписать св. Мейнарду, который свою первую каменную церквушку, позже ставшую Икшкильским собором, посвятил Пресвятой Деве. Епископ Альберт, перенеся собор из Икшкиле в Ригу, это посвящение Богоматери еще усугубил, назвав рижскую церковь в честь Девы Марии, Взятой на небо. Это было опережение времени, т.к. догму о взятии Богородицы на небо объявил только папа Пий XII в 1950 г.

По данным хроники Арнольда Любекского, епископство в Ливонии основано в 1186 г. В докуменах Мейнард и епископство впервые упомянуты в папской булле Климента III 1188 г., которой утверждены Мейнард как епископ и Икшкильское епископство как собственность Бременской церкви. По поводу того, что епископство, основанное в 1186 г. зафиксировано в документах только в 1188 г. может быть объяснение, исходя из дат понтификата пап! В 1186 г. утвердить епископство мог только папа Урбан III (25.11; 1.12.1185-20.10.1187), понтификат которого длился менее двух лет, следующий за ним папа Григорий VIII (21; 25.10.1187-17.12.1187) был им всего лишь 2 месяца, что и могло объяснить некоторую неразбериху в документах и задержку решений - вряд ли папа, заступающий на престол св. Петра будет сразу же по восхождении рассматривать дела удаленных провинций! Не удивительно, что лишь следующий папа, Климент III (19; 20.12.1187-...3.1191) занялся этим в следующем году после своего утверждения в должности.

Т.о. в 1186 г. бременский архиепископ Хартвиг II посвятил Мейнарда в епископский сан. А в 1188 г. папа Климент III утвердил создание Икшкильского епископства (episcopatus Ixscolanensis) "навеки" в составе Бременского архиепископства. Так Мейнард стал первым епископом основанного в 1186 г. “Икшкильского епископства на Руси”. Чтобы создать епископство, необходимо было большое количество крещеных; в Икшкиле их количество не было и близко к тому, но такой спешке была причина: в крещении язычников с Германией соперничали Дания (епископство Лунда) и Швеция (епископство Уппсала), завоевывая земли, расположенные на побережье Эстонии. Надо было закрепить завоеванную сферу, исключить ее из возможного передела сфер влияния, и низовье Даугавы, ключ Востока, являлось особенно ценным приобретением. Границы стремительно расширяются - Папа Целестин III свою буллу, в которой славит заслуги Мейнарда в крещении ливов, уже посылает не в епископство Икшкиле, а Ливонии.

А вот дальше у Мейнарда дела пошли не слишком хорошо, как у любого правителя, который надеется обойтись пряником, но забывает про кнут:
Проповедник, конечно, смутился духом, особенно когда мало-помалу имущество его было расхищено, людей его избили, а самого его ливы решили изгнать из своих владений. Когда вышесказанный епископ убедился в упорстве ливов, а дело его рушилось, он, собравши клириков и братию, решил вернуться назад и пошел на купеческие корабли, отправлявшиеся уже к пасхе на Готланд [2 апреля 1195 г. или 21 апреля 1196 г.]. Тут лукавые ливы, со страхом предвидя, что потом придет христианское войско, стали лицемерными слезами и всякими иными способами, с лживым старанием, удерживать епископа. ...В огорчении он не мог удержаться от слез и отправился в Икесколу [Икшкиле], в свой дом. Он назначил, в какой день собрать народ для увещания по поводу обещанного принятия крещения, но ливы в назначенный день не пришли и обещания не исполнили. Поэтому, посоветовавшись со своими, он решил идти в Эстонию, чтобы с зазимовавшими там купцами отправиться на Готланд. Между тем ливы уже готовили ему гибель во время этого путешествия, но Анно из Торейды [Турайда] предупредил его об этом и убедил вернуться. Так, после многих колебаний епископ возвратился в Икесколу [Икшкиле], не имея возможности покинуть страну. ...епископ Мейнард после множества трудов и огорчений, слег в постель и видя, что умирает, созвал всех старейшин Ливонии и Торейды [Турайда] и спросил, хотят ли они быть опять без епископа после его смерти. Немного спустя епископ окончил свои дни [14 августа или 11 октября 1196 г.]. В др. источниках называются 12, 14, 19 августа. 12 октября 1196 г., как написано на памятнике в Домском соборе.

Историк Густав Мантейфель в опубликованной в Варшаве в 1902 г. брошюре утверждает, что епископ Альберт в 1226-1228 гг. торжественно перенес бренные останки Мейнарда из Икшкиле в новый Домский собор в Риге. Но не указывает ни дату перенесения, ни источник этих сведений. Подобную же информацию дает Э. Пабст в газете балтийских немцев Inland (1847). Известно, что Мантейфель эту информацию не выдумал и не распространил бы ее как заслуживающую доверия, если бы она такой не была. Перенос останков Мейнарда произошел после 1225 г. На эту мысль наводит также и факт, упоминаемый в т.н. епископской хронике, что перевезенные в Ригу бренные останки епископа Мейнарда были захоронены перед или под алтарем Св. Крови, и это объясняется тем, что собор еще только строился. Факт о скором переносе останков Мейнарда в новый рижский собор с целью выделить его значение допускает также историк Б.У. Хаукер. По его мнению, это могло произойти в 1229-1230 гг. в присутствии папского вице-легата Балдуина Альнского. Есть еще мнение, что останки были перезахоронены в конце XIV в. рижским архиепископом Иоанном IV.

Гроб заложили в нишу северной алтарной стены согласно традициям катакомбных захоронений ранних христиан. Сам памятник был разрушен в 1786 г. в результате ремонтных работ и сохранился только в рисунках И.К. Бротце 1775 г. Во время реставрационных работ архитектор Вильгельм Нейман создал проект реконструкции стенной гробницы епископа Мейнарда в уменьшенном варианте в 1897 г. Гробницу перенесли выше и повернули к апсиде. Надгробную плиту выполнил скульптор А. Фольц, неоготическое оформление создали каменщики Е. Стерлинг и Н. Вальтер.

Цитата из литературного произведения Андрея Упита “На грани веков”: "Монах Мейнгард привел в эту землю не одних рыцарей. Среди них кое-кто был и торгашом, а до того мошенником и ростовщиком. Кое-кто - из разбойников с большой дороги и из морских пиратов, которым на своей родине угрожала неминуемая виселица". Но это же хорошо охарактеризовал ранее английский философ XIII века, монах Ордена францисканцев Роджер Бекон: "Нет сомнений в том, что все неверующие по ту сторону Германии, давно были бы возвращены, если бы не было жестокости тевтонских рыцарей …, они не желают мира, так как желают подчинить эти народы и загнать их в рабство. Сыновья убитых становятся врагами христианской веры и на все времена отодвинуты от нее, и стараются, сколько могут, сделать зло крестоносцам".

Второй епископ Ливонии Бертольд был аббатом Локумского монастыря в Германии (80-е гг. XII в.). В епископы был рукоположен в Бремене зимой 1196-97 гг. Бертольд в 1197 году, появившись в своем епископстве в Ливонии, поселился в Икшкильском замке, а в следующем году, возвратившись в нижнее течение Даугавы с крестоносцами, пал в бою под Ригой, до Икшкиле не добравшись. Третий епископ Альберт уже в 1202 году своим местопребыванием назначил Ригу. Тем самим значение Икшкиле как главного замка епископа и местопребывания Домского капитула исчезло.

Преемником Бертольда на место епископа в Икшкиле и Саласпилсе, архиепископ Бремена папе Римскому предлагает своего племянника Альберта, священника высокого сана, по своей сути умного и хитрого политика. 28 марта 1199 года новым епископом Икшкильским был назван Альберт в возрасте 34 лет. Новое назначение не только круто изменило судьбу самого епископа, но и открыло новую страницу в истории Латвии. "Наследство", полученное Альбертом в Икшкиле, было малоприятным. Его предшественник, епископ Бертольд, годом раньше попытался силой заставить местных язычников принять христианство, но погиб в бою. А весной 1199 года местные язычники заявили, что прирежут любого миссионера, который не уберется из устья Даугавы до Пасхи. Все владения нового епископа ограничивались двумя небольшими укреплениями в Икшкиле и Саласпилсе. Получив поддержку папы Иннокентия III, германского короля Филиппа Швабского и датского короля Канута IV, в 1200 г. епископ Альберт вместе с графом Конрадом из Дортмунда и Гербертом из Ибурга (ныне Бадибург), а также войском крестоносцев на 23 кораблях прибыл в земли ливов и поселился в Икшкиле. Происходит несколько крупных и мелких стычек с ливами. Захватив заложников - сыновей ливских вождей, - Альберт обеспечивает кратковременный мир.

В 4-томном труде Оскара Егера “Всемирная история” есть любопытный эпизод: Наконец Князь Владимир объявил войну опасным пришельцам: осаждал Икскуль, и не мог в 1200 году взять Кирхгольма, ибо Россияне, искусные стрелки, по сказанию Ливонского древнего Летописца, не умели действовать пращею; хотя и переняли сие орудие у Немцев, но худо бросая камни, били ими своих. Владимир снял осаду - услышав, что многие чужеземные корабли приближаются к берегам Ливонии - и Двиною возвратился в Полоцк. Флот, испугавший Россиян, был Датский: Король Вольдемар в угодность Папе шел оборонить новую Церковь Ливонскую; пристал к Эзелю, хотел основать там крепость, но вдруг, переменив мысли, удалился, отправив в Ригу Лунденского Архиепископа, знаменитого ученостию Андрея, который в сане Римского Посла должен был способствовать успехам Католической Веры в сих пределах. Скоро большая часть жителей крестилась: ибо они видели, что их ничтожные идолы, разрушаемые секирами Христиан, не могли защитить себя.

В хронике Генриха Латвийского описываются похороны епископа Мейнарда "с плачем и стонами", которые характеризуются как показуха и лицемерие. Подобную оценку легко понять, учитывая цель хроники - оправдание деятельности Альберта, третьего епископа Икшкиле, который отбросил миролюбивый путь Мейнарда и, чтобы победить непостоянство ливов, устраивал военные походы. Возможно, что Икшкиле могло бы служить немцам вместо Риги, но на пути сюда были пороги и мели на Даугаве, пороги Румбулы, откуда могли напасть на немецкие корабли. В 1201 г. епископ Альберт перебрался в Ригу, которая показалась немцам более безопасной.

В исторических документах встречаются разные варианты написания названия Икшкиле. Так, в хронике Генриха Латвийского – Ykescola; в Рифмованной хронике – Ickesculle, Ickeskule, Ikeskule; в документах 1188 г. – Ixcola, Ixscola; 1224 г. – Ykesculle; 1226 г. – Ikescule; 1248-1380 – Ykesculle. Также в исторических документах и летописях еще упоминаются господа и старейшины отдельных областей Ливонии, которых на латинском языке называют «duces, principes, nobiles, meliores и seniores». Более известными из них в Икшкиле являлись Алонс, Илонс, Кулувенс, Киренс, Леянс, Виесонс.

Когда епископ Альберт Буксгевден перенес престол в Ригу, уже в 1201 г. свою первую резиденцию - замок Икшкиле одним из первых было им отдано в лен рыцарю Конраду из Мейендорфа (Conrad von Meyendorff), который был одним из приближенных епископа Альберта. Со времени первой поездки епископа в Икшкиле Конрад был вместе с ним. В строительстве Риги епископу Альберту помогали рыцарь Даниэль и "благородный муж" Конрад из Мейендорфа (Мейендорф находится на запад от Магдебурга). За его преданность епископ жалует ему замки Лиелварде и Икшкиле. Но все же еще в 1201 году 4/5 от Икшкиле официально принадлежит ливам.

В 1203 г. замок Икшкиле был вооружен грозными для того времени камнеметными орудиями. Полоцкий князь видит, чем закончилось его доброжелательное отношение к "миссионерам крестителям", и в 1203 году Владимир Полоцкий вместе с Висвалдисом из Ерсики и литовцами нападает на Ливонию, осаждает Икшкиле, Саласпилс, и доходит даже до Риги, но там он терпит поражение и бежит. В этом походе князь осадил Икскульский замок. В то время в нем находились лишь крещеные ливы, без борьбы обещавшие князю деньги, после чего тот снял осаду, т.к. прибыл в край для сбора дани (по версии хронистов).

В 1204 г., когда епископ Альберт уезжает в Германию за новым пополнением крестоносцев, литовцы вместе с более чем тремястами некрещеными ливами из Айзкраукле и Лиелварде, грабя, прошли на Ригу через Икшкиле. Ливы, прибыв на переговоры, просят не о заключении мира, а чтобы помогли прогнать немцев из земель ливов. Готовится восстание. Ливов Кирхана и Лейяна, которые пытались говорить в защиту немцев, прямо на месте были убиты – разорваны веревками (епископ их позднее причисляет к святым мученикам и хоронит в церкви Икшкиле рядом с Мейнардом и Бертольдом).

В хрониках упоминается, что рыцарь Конрад из Икшкиле принимает участие вместе с епископом Альбертом во многих военных походах. Когда в 1205 г. земгалы, испугавшись возможного превосходства литовцев, предлагают ему первым начать с ними схватку, что он и делает, со словами: "почетнее идти на смерть во имя Христа, чем бежать, обесчестив этим свой народ". Хронисты, особенно Генрих Латвийский, старается показать Конрада, храброго мужа (на древнегерманском языка "Konrat" обозначает храбрый, храбрый совет). В документах и хрониках и в дальнейшем можно найти имя Конрад в связи с Икшкиле. Альберт туда "вместе с Конрадом из Мейендорфа, которому давно уже отдал в лен сам замок" посылает брата Ротмана, чтобы объявить, что "сам с несколькими пилигримами придет, и пусть его примут уважительно, чтобы с Конрадом договориться, как поддерживать мир". (Пилигрим - странствующий священник, странствующий святой; в данном случае, мужчины, ехавшие воевать, получали полное отпущение грехов, но в Орден не вступали. Можно сказать - странствующий грабитель.)

Но мирные переговоры не состоялись, так как жители Икшкиле, узнав о приезде епископа, готовились к бегству, из своего опыта зная, что ничего хорошего в связи с его приездом ожидать не приходится. Вначале вроде бы была попытка со стороны ливов вести переговоры с Конрадом, желая узнать причину приезда епископа Альберта. Они ранним утром позвали Конрада на переговоры к себе и, по словам хрониста, хотели его тайно убить, но он "хорошо зная их хитрость", одевает вначале свою кольчугу и только потом выходит к ливам, давая на каждый вопрос "правильный ответ". Эти переговоры ливов не убеждают, и они, собрав детей и жен в лодки, бегут вверх по Даугаве. Конрад и его воины пользуются случаем, чтобы начать разбойные нападения: "Когда пилигримы увидели, что вновь обращенные ливы погрязли в такой мере, что забыв принятую веру, возвращаются к своей старой - как собаки к своей отрыгнутой пище, и они, воспылав божьим гневом, погнались вслед убегающим".

Жители Икшкиле, достигнув Лиелварде, вместе с местными ливами ищут спасения в лесу. Рыцари сжигают замок Лиелварде, а ливы бегут дальше в Айзкраукле, а немцев вслед за ними, и там "их замок с помощью божьей жалости был сожжен". Беглецы вынуждены заключить мир и дать заложников. На обратном пути в Икшкиле на пилигримов в густом лесу рядом с дорогой на Мемекилле (позднее Меменцием, Мемени, Миемени) нападают жители Лиелварде и Икшкиле, которые по одним им известным лесным тропам сюда прибыли первыми. Тогда Конраду и его воинам кажется, что "жители Икшкиле не достойны замка". Крестоносцы прежде, чем возвратится в Ригу, обеспечивают Конрада охраной. Чтобы им было чем питаться, немцы собирают урожай зерна с полей ливов "частично серпами, частично мечами". Отбиваясь от "язычников", которые пытались защитить, с таким трудом вырощенный, урожай, "они все косили вооруженные". Замок был заполнен зерном доверху, а попытка собрать оставшуюся часть кончилась тем, что "ливы, вышедшие из лесов, убили семнадцать рыцарей, а некоторых убивали мученически – отдавая в жертву своим богам". Это явилось причиной полного изгнания ливов из замка, который они сами построили: "они были совсем вытеснены рядом, с замком Икшкиле, построенного укрепления". Так Конрад из Мейендорфа укрепляет свой лен, еще раз заняв то, что ему вроде бы принадлежит уже четыре года.

Конрад Мейендорф в сражении с литовцами в 1204 г.

Несмотря на то, что замок Икшкиле Конраду из Мейендорфа был присужден в лен уже в 1201 году, он поселился там жить только летом 1205 года, когда крестоносцы установили здесь свою власть. В качестве охраны Конраду были оставлены многие крестоносцы (предположительно 20) или как говорит летописец ”...из-за взбунтованности ливов передавая Конраду лен в его правление, они [крестоносцы] оставили ему в охрану многих смелых и готовых к борьбе рыцарей” (IX, 11). Эти крестоносцы, создав вассальную семью Конрада, также собрали посеянное ливами зерно и доставили его в Ригу епископу Альберту (IX, 11, 12), или по словам Индрикиса: “Чтобы они [крестоносцы] в случае сражения...” (IX, 11), - следовательно на содержание крестоносцев. После нападения ливов на немцев осенью 1205 года Конрад остался единственным господином в замке.

Летом 1206 года нескольким ливам удалось проникнуть в Полоцк, чтобы призвать тамошнего князя поспешить на помощь. Князь собрал сильное войско и на кораблях отправился вниз по Даугаве. После короткого боя при Икшкиле войско полочан продвинулось дальше и окружило замок Сала. Конрад вместе со своими лучниками сумел отбить нападение на Икшкиле полоцкого князя. После 1206 г. в Гольме и Икскуле находились постоянные немецкие гарнизоны.

Вначале права т.н. "ленных мужей" были ограничены. Ленный господин, мог держать лен, пока выполнял обязанности вассала, но постепенно они добиваются расширения своих прав. Лен вправе использовать сыновья вассала, а дочерям выплачивая приданое. Со временем право наследования расширилось еще больше, охватив дальних родственников дочери вплоть до пятого поколения. Лен Конрада (около 1209 г.) наследует его сын Конрад младший. В акте о покорении Висвалдиса Ерсикского епископу Альберту в 1209 г. после Рождества Христова среди прочих стоит подпись Конрада из Икшкиле.

В 1224 г., после кровопролитного разрушения замка Висвалдиса в Ерсике, епископ Альберт на короткий период отдает в лен также половину от этого замка Конраду Мейендорфу, который женился на дочери Висвалдиса, и таким образом став его зятем. Как свидетельствует документ от 1224 года, по новому лену Конраду из Мейендорфа уже называли Конрадом из Икшкиле (Conrado de Ykesculle). После смерти Конрада его вдова вышла замуж за Иоганна Бардевиса (Johann von Bardewis). Епископ Альберт Зауэрбер в 1257 г. край и замок Икшкиле отдал в лен Иоганну из Бардевиса.

Младшего Бардевиса называли внуком старого Конрада, т.к. возможно, что это младший сын Конрада, которого усыновил отчим. Конрада и его сына во время своего лена называли "Конрадом Мейендорфом из Икшкиле", "Конрад из Икшкиле". Бардевисы уже официально принимают вместо фамилии название своего владения и называли себя “фон Икскюль” (von Uexküll). Этот род имел широкие корни, и часть из них позднее появляется в Эстонии. Замок в Икшкиле принадлежит данному роду в течении шести поколений, до XV века, затем замок был снова во владении рижского архиепископа.

Друг Пушкина, Вильгельм Кюхельбекер в своей повести "Адо" создает иного героя по имени Икскюль: "Безраздельно преданные свободе и вере отцов причудские племена защищают в неравных боях свои земли от нескончаемых вторжений орденских рыцарей. Обращенные в католичество эстонцы и латыши (и среди них "вождь двинских летов" Икскюль и брат его Мадис) вовсе не забыли старых своих врагов и в самые горестные времена ищут заступничества у Перкона, Пикола и Потримбоса".

Время после 1223 г. является самым благоприятным для вассалов, чтобы укрепить свою власть, т.к. Русь стонет под игом монголо-татар, и свои права на Ливонию не в состоянии отстаивать. В 1286 г. в Икшкиле состоялось крупное сражение между земгалами и немецкими захватчиками. В 1287 г. земгалы попытались повторно напасть на Ригу и разорили Икшкильский округ. Это был последний раз, когда земгалы показали немцам силу своего оружия.

В 1225 г. в Икшкиле кратковременно пребывал папский легат Вильгельм Моденский. В икшкильской церкви он отслужил панихиду за первых епископов Ливонии. Орден уже в 1226 году выразил претензии папскому легату Вильгельму из Модены, желая получить одну треть Икшкильского замка. Интерес к Икшкиле у Ордена не пропадал и далее. На левом берегу Даугавы – в Селии Орден имел крупную земельную собственность. Как центр управления для них подходил построенный на правом берегу Даугавы Икшкильский замок. К 1238 г. Икскуль и Гольм вошли в Рижское епископство.

Папа Александр IV в своей булле от 31 марта 1255 г., изданной в Неаполе и до сих пор хранящейся в архиве Ватикана, упоминает о правах и владениях новоучрежденного Рижского архиепископства, когда там архиепископом был Альберт II Зауэрбер и перечисляет принадлежащее архиепископству имущество, в т.ч. замки в Риге, Турайде, Лиелварде, Рескуле (Rescule - т.е. Ikescule - Икшкиле), Риемене (Малпилс), Доле, Саласпилс, Кокнесе, Асоте и Лиепене (Липушка), так же как и городище Ерсика.

Рижский епископ Николай 16 августа 1248 г. издал в Турайде декрет, по которому утверждал за Домским капитулом данное им епископом Альбертом имущество и позднейшие добавления, которыми до этого непрерывно управлял. В том числе Икшкильская церковь с десятиной.

Пусть все еще в силе правило, что лен нельзя продавать, закладывать, но крупные вассалы на это не обращают внимания, и действуют более свободно. Уже в 1305 г. замок Икшкиле закладывают Ордену. Архиепископ Фредерик (1303-1340, чех), ведя борьбу с Орденом и крупными вассалами, в 1305 г. составляет весьма обширный обвинительный список всех прегрешений Ордена со дня его образования. В одном из 230 пунктов обвинения указано, что Орден "оккупировал Икшкиле". Надо отметить, что это один из важнейших документов об этом времени, в котором говорится не только о том, что Орден притесняет епископа, самовольно захватывает земли, грабит имущество церквей. В нем также сказано о притеснении и уничтожении местных народов, о задержках передвижения по Видземе, убийствах послов, разрушении Риги и Гедани (Гданьска) и о негодяйской жизни братьев Ордена.

В 1306 г. Орден заставил Бардевисов формально отдать Икшкиле в залог за 300 марок. Архиепископ не согласился с этим. В том же году Орден пишет длинное оправдательное письмо, но отдавать захваченные владения и не думает. Проверку справедливости обвинений, выдвинутых против Ордена, доверяют легату Папы Франциску Молиано, который подтверждает их обоснованность по всем пунктам. Материалы следствия расположены на пергаменте длинной более, чем 60 аршин. Но результата нет, правда иногда Орден выплачивает епископу какую-либо сумму, но в общем, продолжает ту же самую политику. В XIV в. икшкильский замок неоднократно упомянут в спорах между Орденом и архиепископом. Хотя Орден часто захватывал Икшкиле, вассалы епископа все же замок временами получали обратно.

В 1325 г., в страстную пятницу, епископ Фредерик, в присутствии легата Папы, под звон всех колоколов и при не зажженных свечах, проклинает Орден и их союзников - вассалов и накладывает на них интердикт - запрет любого богослужения. Орден об этом не горюет, а взаимоотношения между немцами становятся более враждебными, что приводит к войне. Свои интересы выказывает еще и третья сторона - город Рига. Начинается разрушительная война, длившаяся почти 300 лет, во время которой разрушались поместья, замки, церкви. Так, например, войска Ордена целый год осаждали город Ригу, пока наконец-то в 1330 году не захватили его и сильно разрушили. Можно представить, как повлияли на жизнь людей той округи, набеги войск - так же и в Икшкиле: войска необходимо было содержать, надо было принимать участие в сражениях, были опустошены поля.

Кроме этого еще в 1313-1315 гг., в Ливонии неурожай, ужасный голод и чума. Вымирают целые округа, и в первую очередь возле больших дорог. (Возле Икшкиле таких две Даугава и Рижско-Полоцкая или русская дорога). В эти годы произошло странное событие, в Балтийском море пропала селедка - главная пища беднейших слоев населения. Церковь толкует это, как кару Господа Бога за греховные деяния Ордена. Зима 1322-1323 года необычно холодная - "все деревья вымерзли и стояли летом без листьев", а Балтийское море полностью замерзло, так что из Ливонии в Германия ездили на санях по льду, где были организованы корчмы.

В период непрерывной борьбы владения по берегам Даугавы часто меняют владельцев. В 1382 г. замок Икшкиле снова закладывают магистру Ордена, но позднее Герман Икскуль пытается его вернуть, ссылаясь на то, что он держит лен в замке уже пятнадцать лет. Орден согласен вернуть замок, но при условии уплаты закладных денег. В 1386 году замок снова в руках Икскулей, но те замок снова закладывают 10 августа 1388 года (в июне этого же года Робин Элк, в связи с этим, подает протест в Домский капитул Риги). Герман Икскуль заложил замок за 4 000 марок, объясняя это своим бедственным положением, что подтвердил его брат Отто. Епископ выражает протест по поводу закладывания замка, но все бесполезно. Не выяснено, возвратили ли Икскули замок в свои руки, или нет. Имеются документы, что Герман Икскуль "выравнялся" с дочерью умершего брата и вдовой брата Отто, а своем завещании он упоминает церковь, но замок там не фигурирует.

В 1390 г., епископ, добившись согласия Литвы принять крещение, ведет дружественные переговоры с Ягайло. Не желая, чтобы эти две силы объединились, Орден начинает войну и отвоевывает у епископа многие владения, в том числе и замок Икшкиле. Папа Бонифаций, под воздействием стонов и жалоб епископа, в 1391 г. снова низвергает проклятья над Орденом, но он не думает отдавать замок Икшкиле. Орден и вассалы заявляют, что архиепископство Риги с незапамятных времен признавала законным, что вассал может заложить или вообще передать свой лен, кому пожелает из своего сословия.

Все больше крупные вассалы, помещики склонялись на сторону Ордена, который им обещает большие права над крестьянами. В это время начинается жестокая борьба на самой вершине церковной власти - происходит т.н. "большой раскол церкви" - борьба за верховную власть между Папами из Авиньона и Рима. В связи с этим церковь вынуждена уступить Ордену, чтобы обеспечить себе его поддержку, но ненависть между ними остается. Епископ Риги образно высказался, что Орден в это время ведет себя, как волк, который попал в овчарню. Все эти внутренние войны и неурядицы более тяжелым грузом ложатся на плечи крестьян. Неоднократно вспыхивает "ужасная чума", так в 1415 г. и 1427-1428 гг. пришла сюда она через границу Пруссии и забрала с собой так же 10 000 жителей Ливонии.

Неоднократно в Икшкиле пребывали Орденские магистры, о чем свидетельствуют изданные ими в Икшкиле документы от 1411, 1417, 1418 и 1420 гг. После решения валкского ландтага от 4 декабря 1435 года в руки Ордена попала бывшая земля Домского капитула на левобережье Даугавы от Берземюнда до Икшкиле. Тем самим у орденского фогтского замка в Саласпилсе появилось прямое соединение с обширной орденской собственностью в Селии. Поэтому интерес Ордена к Икшкиле уменьшился.

В 1448 году Рига ожидает своего нового епископа Сильвестра; его красочное шествие идет так же и через Икшкиле. Бывший магистр Ордена Пруссии из Рима едет через Пруссию, Курземе, Земгале. На левом берегу Даугавы напротив церкви Икшкиле было организована торжественная встреча, а также епископу дарят участок земли находящийся напротив Икшкиле - позднейшая Беркава. Она в дальнейшем относится к Икшкиле и Видземе, в отличии от окружающих земель на левом берегу Даугавы, которые относят к Курземе. Из Икшкиле новый епископ на празднично украшенном корабле, который накрывает балдахин из дорогих тканей, направляется вниз по Даугаве, а жители стояли по берегам реки, чтобы видеть это зрелище.

В XV в. икшкильский замок принадлежал самому архиепископу. Об этом же свидетельствует и заключенный в Саласпилсе 30 ноября 1452 года договор между Ливонским орденом и архиепископом. В нем Икшкиле назван церковным замком архиепископа. Но хотя замок Икшкиле первоначально строился как резиденция епископа, позднее долгое время сдавался в лен, поэтому на его планировку, а также число и величину строений могли частично повлиять потребности вассалов.

Интересы Ордена и церкви по-прежнему не совпадают. Внутренние войны не щадят Икшкиле. Архиепископ Сильвестр Стодевешер 11 мая 1477 г. отлучил от церкви магистра Ливонского ордена и офицеров, рижский рат, олдерманов гильдий, всех рижских бюргеров и жителей и наложил интердикт на Ригу. Магистр и рижане пожаловались на интердикт папе римскому, и он приказал интердикт отменить, однако архиепископ не послушал. Началась "война попов" (Pfaffen-Krieg). Сильвестр обратился за помощью к шведскому королю, и в 1478 г., незадолго до Рождества, в Салацу прибыло более 200 шведских солдат. Магистр Берндт фон Борх рассердился на это столь сильно, что в начале 1479 г. вторгся в архиепископство и в 14 последующих дней "без удара мечом или ружейного выстрела" оккупировал замки архиепископства, в т.ч. Икшкиле.

В 1484 г. в большом сражении возле Икшкиле между Орденом и городом Рига, весь округ по берегам Даугавы от Риги до Кокнесе полностью разорен. Особенно жестокой борьба стала во время правления магистра Ордена Вальтера фон Плетенберга (1494-1535), когда разрушают замок Икшкиле. В 1522 году, вследствие междоусобной борьбы Ордена и епископа, замок Икшкиле разрушили полностью. Разрушения были такими, что восстанавливать его не было смысла, а оставшиеся стены решили уничтожить.

Главенствует мнение, что икшкильский замок был разрушен на рубеже XV-XVI вв. в результате долгой борьбы между магистром Вальтером фон Плеттенбергом и рижским архиепископом. Однако известно, что в середине XVI в. икшкильский замок еще был населен. Архиепископ Яспер Линде 6 октября 1552 года, деля замки архиепископства между господами из Домского капитула, издал документ в икшкильском замке (in Castro nostrum Uxkull). В списке хлебных доходов округов Рижского архиепископа, сохранившийся со времени секретаря архиепископа Вильгельма - Марка Гревендаля (ок. 1539-1544 гг.) упоминается замок Кокнесе с подзамками Ляудона, Крустпилс, Лиелварде, Икшкиле, отмеченные в качестве хлебных складов.

15 мая 1522 года часть стен старого замка архиепископ Риги Яспер Линде отдал в лен Хансу Борху и его сыновьям, для строительства корчмы возле церкви. Сохранились описания, в которых указаны границы Базницкрога: берег Даугавы, печь для обжига извести, сад Апиня и ров замка. Об этой корчме упоминается в ревизии 1590 г. О существовании корчмы, говорят найденные при раскопках затычки от бочек, стекла от бутылок и глиняные черепки, а так же жалобные народные песни о пропойце муже, брате, сыне. В конце XVI века старый замок был разобран до фундамента, частично на них построены здания поместья, а местами о нем свидетельствует лишь поросшие травой пригорки.

Уже в 1522 г. в одной части замка оборудуют печь для обжига извести, которая перерабатывает не только известковый камень с берегов Даугавы, а так же для нее выламывают доломит из стен старого замка. Еще в 1590 г. упоминается, что печь дает около 300 злотых прибыли каждую весну. Немного другая судьба была у церкви. Построенная до замка, но позднее включенная в защитные стены замка, она являлась его капеллой. После разрушения замка долгое время в документах указывалось, что она в аварийном состоянии (1582) и все же возвращает себе самостоятельность.

В XV веке, вместо бывших ленных замков и владений вассалов, все чаще стали образовываться помещичьи хозяйства, частные поместья – так же и в Икшкиле (т.н. родовые поместья - на немецком языке Erbguter). Помещики стали более широко заниматься сельским хозяйством, и в XVI веке вассал становится полным хозяином лена. Движение реформистов (в действительности, немецкое национальное движение против Папы Римского в целях завоевания независимости под прикрытием лютеранства) способствует укреплению власти помещиков. Раньше по феодальным законам замок, поместье (иными словами, церковь) были владениями государства, а у помещика было лишь право пользования. После смерти пользователя епископ мог владения по своему усмотрению передать прямым потомкам или в другие руки. Право частного владения или аллод в Ливонии в начале имели и некоторые роды местных правителей, главным образом те, которые сотрудничали с немцами – Каупо, Таливалдис, Висвалдис, Ламекин и их потомки. Постепенно дворянство добилось расширения своих прав наследования, все чаще были случаи, когда замки и поместья из государственных владений превращались в частные родовые владения, родовые поместья.

В XVI веке на месте бывших замков частично были построены здания поместий. Эти годы не были самими благоприятными для строительства, т.к. начались бесконечно долгие годы Ливонских войн, когда за свободный проход к морю в бассейне рек Даугавы - Гауи начинают спорить Россия, Польша, Литва, Швеция. Ливонский "барьер" особенно мешает России, и тогда началась борьба за возвращение бывших владений времен Полоцкого княжества. В 1559 г. главные полки русского войска, простояв три дня возле Риги, отступают вверх вдоль правого берега Даугавы, широко разоряя всю округу. Движение войска было весьма стремительным, армия проходит примерно 400-500 километров за 40 дней (с 8.01 до 17.02), поэтому надо думать, что передвижение происходило главным образом по большим дорогам, вдоль которых и были большие разрушения. Были разрушены Саласпилс, Икшкиле, Крустпилс. В 1559 г. Орден договорным пактом отдает Литве соседнюю с Икшкиле волость Лиелварде. В 1560 году эту же окрестность разоряют польско-литовские войска под командованием Ходкевича, отступая от Цесиса до Даугавы возле Икшкиле и Саласпилса.

Даже само передвижение польско-литовских войск без военных действий для крестьян тяжелая ноша. Особенно доставляли хлопоты группы наемников, которые не признавали ни какой дисциплины и грабят все, что попадается под руку. В донесениях магистру Риги пишется, что осенью 1560 года в окрестностях Лиелварде и Икшкиле люди из польско-литовского войска "без какого-либо стеснения" прибегали к насилию в отношении латышских крестьян, грабя все, "отбирая …у них движимое имущество, скот, зерно, деньги и другое имущество", вытаптывают поля, сжигая дома. Оставшиеся в живых после войны, голода и чумы, были еще более жалкими, чем умершие. Что бы спасти свои жизни, крестьяне вынуждены прятаться в густых лесах и болотах, а когда военные действия затихают и они возвращаются, то находят все разрушенным и поэтому часто покидают свое прежнее местожительство и уходят в другой округ. В эти годы большие передвижения жителей наблюдаются и в Икшкиле - многие приходят из Курземе, иными словами, с левого берега Даугавы. Крестьяне, не выдерживая военной разрухи, иногда тайно нападают на небольшие военные подразделения, тем самым вызывая широкие репрессии против виноватых и невинных.

Сами польские полководцы признают, что не способны удержать свои войска в подчинении, которые активно грабят захваченные территории и, как говорит хронист, "сделали население нищим". Особенно трудно приходится крестьянам во время перегруппировки войск, которая происходит почти непрерывно туда обратно по правому берегу Даугавы. В польских ревизионных документах читаем: "Разорение произошло, как от наших солдат, так и от московитов, а так чумы". Нет семян, не хватает рабочих рук, поместья и замки разрушены. Рушатся хозяйственные основы поместий, так как она в полной мере зависит от крестьян.

В руках Рижского архиепископства Икшкиле осталось до секуляризации архиепископства в 1566 году, когда замок стал имуществом польской казны.В 1577 г. замок Икшкиле во владении Риги, и из него рижане делают несколько неудачных походов, чтобы возвратить Лиелварде. Икшкиле долгое время, также служит базой для польско-литовских войск в борьбе против русских. В 1583 г. заключено перемирие со Швецией и военные действия на время прекращаются. Было бы необходимо начинать восстановление хозяйств, но положение весьма тяжелое. Поместье в Икшкиле полностью разрушено, так же как и ее крестьянские хозяйства вдоль Даугавы и дорог. Начинается медленное восстановление после долгих войн, но внутренние смуты продолжаются.

Польские времена для Икшкиле были не самыми счастливыми, даже не беря во внимание военную разруху, чумы и голода, поместье Икшкиле переходило из рук в руки. Только поместье переходит во владение Польского короля, его сразу же закладывают для получения денег на военные расходы. В 1570 г. поместье закладывают Якобу Хинцену, а через неделю Стефан Баторий закладывает его городу Рига. О времени гибели замка Икшкиле нет точных сведений. Возможно, это произошло в 1579 году, когда рижане во время Ливонской войны разрушили замки Лиелварде и Саласпилс, чтобы не дать московитским полчищам укрепиться близ Риги. Хотя в документах в этой связи имя Икшкиле не упомянуто, но надо помнить, что Икшкиле находился на пути между Лиелварде и Саласпилсом.

В 1586 г. поместье одновременно закладывают, как синдику Веллингу (синдик – по теперешним понятиям советник, устроитель государственных дел), так и синдику Хилхену, что привело к непрерывным ссорам и борьбе за свои права. Как Веллинг, так и Хилхен не разрешают крестьянам обрабатывать поля, сгоняют их с земли, утверждая, что это поместье их владение. Представитель ратуши Риги едет отстаивать свои права в польский Сейм. Так как во время правления поляков существовало правило, что должность старосты в поместье не мог занимать немецкий феодал, то в Икшкиле долгое время указчиками были пришельцы поляки.

Около 1590 г. поместье Икшкиле отдают в лен старосте пану Матиасу Ленеку, и с этого времени сохранилось описание зданий поместья. Оно очень отличается от нашего понятия о поместье, но крестьяне в это время живут в землянках, в дерновых будках, в приземистых деревянных срубах без окон и поместье Икшкиле могло казаться им красивым замком. В ревизии 1590 года описаны только деревянные строения имения и печь для обжига извести, а каменные строения не упоминаются. Все поместье было обнесено оградой - палисадом. Палисад – в те времена, часто встречающийся вид защитной стены, которая строилась из толстых, заостренных с обеих сторон, кольев. Чтобы ограда стояла крепко, колья загоняли на один метр в землю, а с внутренней стороны были скреплены уровневыми бревнами. На восточной стороне этой ограды возвышаются деревянные ворота, окованные железом.

С левой стороны от ворот находится деревянный дом, покрытый дранкой, передняя у которого имеет построенный камин, и как особенно дорогое удовольствие – двери с петлями. (В крестьянских домах вместо дверей иногда были куски кожи или ткани, а если двери и были, то они были закреплены на лыке или кусочке кожи). За передней красивая комната, в которой простая печка, двери на петлях и три окна со стеклами. Из нее можно войти в две комнаты, в которых двери тоже на петлях и по одному окну в каждой, а под самим зданием находится каменный погреб. Это здание являлось наверно главным строением поместья. Возле него находится каменная церковь с семью стеклянными окнами и дверями на петлях, а в ее конце склад под крышей. Немного дальше - баня, обитая вытесанными досками, а над нею комнатка с двумя стеклянными окнами. Небольшая комнатка над деревянной кладовой. Кухня - деревянная, новая, покрытая дранкой. Еще небольшой деревянный домик с навесом, и еще какой-то деревянный домик с дверями на петлях и стеклянными окнами. Везде делают упор на то, что в окнах стекла, которые были еще дымчатые и непрозрачные, и совсем недавно заменили свиной пузырь или кусочек слюды, что было невиданной роскошью для крестьян в их приземистых, темных будках.

После смерти пана Лемека поместье переняла его жена, которая дальше отдает права старосте Теодору Шенкингаму, который поместьем управляет еще в 1604 году. Хотя правило об сдаче поместья в лен полякам уже больше не имеет силу, Икшкиле все же до 1621 года остается во владении различных представителей польской власти, которые не считаются с залоговым правом города Риги на него.

29 марта 1601 года шведские войска под командованием герцога Карла (позднее король Карл IX) из Седерманланда, подходят к Даугаве. Когда шведские войска в 1601 г. достигают Даугавы, Радзивилл, готовясь встречать шведов, уже до боев возле Кокнесе, высылает вперед по всей окрестности отряды казаков Сицинского, что бы они широким фронтом вдоль Даугавы "все разрушили и нагнали страху на крестьян". Шведы, между прочем, не остаются в долгу - посылают отряды разведчиков "грабить и разорять" на территорию занятую противником. В результате долгих и продолжительных боев возле Кокнесе войска Радзивилла останавливают продвижение шведов. Ревизоры шведов, которые двигаются следом за наступающими войсками, признают, что самые большие разрушения в зоне военных действий были вдоль Даугавы. Особенно грабежом занимаются снова польско-литовские войска, и даже их командующий Дембинский сетует, что его войско не щадит не только крестьян, но и воинские склады, что "своеволие, убийства и грабеж – неслыханные".

В 1605 г. шведский герцог Карл Седерманландский имеет в своем военном стане 20000 солдат, когда ему доставляют сведения, полученные от пленного польского офицера, что возле Икшкиле собираются части польской армии под знаменем прославленного полководца Карла Ходкевича (он победил шведов под Кокнесе и Валмиерой), к которому присоединяются полки Курляндского герцога. Карл IX решает не ждать поляков у стен верной им Риги, выступить полякам на встречу. Итогом стала битва при Кирхгольме (Саласпилсе).

Совсем недавно похоронены жертвы чумы, которая прошлась своей страшной косой в 1603 г. через Ливонию, а уже в 1605 г. снова военные действия вблизи Икшкиле. Поместье Икшкиле в эти годы все также находилось во владении поляков. Только во второй половине XVII века оно переходит во владения различным торговцам и бюргерам Риги. По сравнению с окружающими поместьями, Икшкиле не подверглось раздроблению и у него только два полупоместья: Спенхузене и Пикенхов (позднейшее Пикалне). В первой половине XVII века поместье находится в плачевном состоянии, а его крестьяне живут в ужасной нищете. Так в 1613 г. обжитыми или обитаемыми были 24,5 аркла земли в Икшкиле, а 23,5 аркла стоят пустыми уже примерно 14 лет. (Аркл - это единица измерения крестьянских хозяйств с XIII века, которая обрабатывалась одной лошадью и одним плугом. В XVI веке польский аркл был равен примерно 180 пурвиетам, а немецкий - 60 пурвиетам, а во времена шведов - 50-70 пурвиетам). В 1623 г. в поместье Икшкиле 18 человек были пришельцами из Курземе. Только небольшая часть крестьян живет на этом месте более, чем десять лет, но и владельцы обжитых арклов живут в нищете, лишь еле-еле сводя концы с концами.

Когда в начале XVII века Видземе и Рига попали в подчинение Швеции, король Густав II Адольф 23 апреля 1630 года подарил Икшкильское имение с замком и Саласпилс городу Риге, которому они принадлежали до самого 1940 года. В шведской ревизии 1632 года Икшкиле назван разрушенным замком (Uxul ein zerstoert schlos). Дальнейшая судьба же церкви в Икшкиле весьма переменчива, уже в 1630 году, как она, так и пасторат разрушены. В 1656 году она снова среди шести церквей, разрушенных войсками Алексея Михайловича. Снова, почти заново выстроена, и снова разрушена, лежит в руинах. Записи, так и чередуются - хорошее состояние - разрушена.

В 1669 году церковь упоминается в хорошем состоянии, а уже в 1674 г. идут работы по восстановлению: разрушенные своды частично накрыты досками, а помещение алтаря перекрывает деревянный свод прикрепленный к только, что покрытой черепицей крыше. Но колокол без крыши и закреплен на двух балках пропущенных через окна фронтона. Война оставила в целости лишь позорный столб возле церкви, о котором всегда упоминается, что он находится в полном порядке: со всеми ручными кандалами и железным кольцом для горла. В 1689 году малярных дел мастер из Риги Карл Мейер за 30 далдеров подрядился покрасить церковную кафедру и алтарь, а в 1700 году был проведен большой ремонт.

Только немного притихли Ливонские войны, а берега Даугавы захлестывает новая волна военных действий. Уже в 1700 г. началась Северная война, которая возобновляет борьбу России и ее союзников за господство в землях у Балтийского моря. С первых дней войны Икшкиле была втянута в нее. Уже в июле 1700 г. польский король Август II, по наплавному мосту между Томе и Спрестини, переправляется на правый берег Даугавы, и направляется вдоль Даугавы к Риге, пытаясь ее заблокировать. В 1700 г. польско-саксонское войско встретилось здесь с полками шведского военачальника Веллинга, потерпевшими поражение. Поместье Икшкиле в очередной раз было подвержено разорению, т.к. находится на пути движения войск.

В 1701 г. идут бои Карла XII возле Риги в Мазъюправе, также близко и чувствительно для Икшкиле. В 1709 г. вдоль обоих берегов Даугавы на Ригу двигаются части армии Шереметева, которые разоряют все на большом участке местности, осаждая Ригу в течение восьми месяцев. Эпидемии, голод и большая чума 1710 г. прошлись по Икшкиле и собрали свой урожай. В 1721 г. после Северной войны поместье снова нужно возрождать из пепла и разрухи.

Во время Северной войны, церковь в Икшкиле значится среди тех 25 церквей, что были разрушены армией Шереметева. В 1725 г. вновь восстановлена, но были недоделки - колокол с трещиной, не хватало скамеек, не было полов и ограды. Ограды не было и в 1739 г., но здесь приписка, что возле церкви больше не хоронят, так что забор вокруг, как кладбища не нужен. В 1754 году церковь перестроена и теперь стала полностью каменной, была оштукатурена, внутри стены выкрашены в белый цвет, а пол выложен каменными плитами. В 1765 г. выстроена новая сводчатая гробница (усыпальница) для нужд бюргеров Риги, где за захоронение необходимо было платить и немало. В других источниках пишут, что Икшкильское кладбище существует с 1773 года и является одним из самых старейших кладбищ Латвии. Все еще на своем месте находится столб позора и бревно для преступников.

В 1770 г. появляется имя Хаберланда; у кузнеца оплаченные счета за новый фонарь включают в себя и оплату за работу каменщика Хаберланда. Икшкиле долгие годы связывают с этим известным именем. Дедушка будущего архитектора Кристофа Хаберланда был каменщиком, а также отец. Сюда они приехали из Саксонии (Аннаберии), и имя каменщика Хаберланда упоминается почти во всех случаях, когда велась перестройка церквей во второй половине XVIII века. Местом жительством у них было Икшкиле. В 1788 г. каменщик Хаберланд – отец архитектора – похоронен на кладбище в Икшкиле. Их род был большим, часто упоминаются как кумовья и свидетели на свадьбах. Здесь же молодой Кристоф овладевает искусством каменщика, чтобы потом, будучи на вершине славы, строить Фитингхофу поместье в Икшкиле. В 1800 г. в Икшкиле упоминается каменщик Иоганн Георг Хаберланд - младший брат Кристофа.

В 1755 г. право аренды поместья Икшкиле получает тайный советник сенатор Отто Герман Фитингхоф. К этому уже времени он является владельцем многих поместий в Видземе, и обоснованно иногда его называют некоронованным королем Видземе. Имеется свидетельства того, что Фитингхоф гордился тем, что из своих родовых поместий в Алуксне и Лубана может доскакать до Риги, меняя лошадей только в своих поместьях. Немного ему мешали владения города Рига, и поэтому он пытался получить Икшкиле, хотя бы и как арендуемое поместье. Фитингхоф образованный помещик (он создает Рижский театр, строит дом Муссе), сам он и его семья (жена из рода прославленного полководца Миниха, дочь Юлиана Крюденера, т.н. проповедница Святого Альянса) приближена к царю.

Смену владельца сразу почувствовали в Икшкиле, т.к. сюда был приглашен род Хаберландов со своими каменщиками и строителями, которые производят перестройку церкви и зданий поместья. Но старое скромное поместье Икшкиле не удовлетворяет изысканного вкуса хозяина, и он доверяет Кристофу Хаберланду, сыну каменщика из Икшкиле, строительство нового главного здания поместья. Конца строительства сам Фитингхоф не увидел, т.к. скончался в 1792 г., а заканчивает строительство его вдова Анна Ульрика. Здание было готово в 1795 г. Кристоф Хаберланд к этому времени уже опытный мастер, у которого умение объединено с блестящим талантом. С 1789 г. он является главным мастером-строителем города Рига. В Риге Кристоф проводит перестройку порта, руководит строительством мостов, рытьем канала, проектирует церковную кафедру из мрамора в церкви Петра, выстраивает городскую библиотеку в восточном крыле Домского монастыря, строит церкви в Валке, Алуксне и Даугавгривской крепости, а так же церкви в Риге: Катлакална и Св. Гертруды, кроме этого многие жилые дома зажиточным гражданам Риги, здание общества Муссе.

Среди этих строений особенно выделяется поместье в Икшкиле. В Риге постройки Хаберланда иногда много теряют от своей красоты, зажатые среди других домов, а вот в Икшкиле его талант расцвел во всей своей красе. Поместье находится в очень красивом месте, на высоком берегу Даугавы, а за ним широкая низина Даугавы, синие леса Пардаугавской стороны, большие деревья парка поместья и церковь. Белая, большая и родовитая, с красной черепичной крышей мансардного типа, в которой объединены элементы барокко и классицизма. Нарядную крышу венчают любимые Хаберландом круглые окошечки.

Судьба не благосклонна к церкви на высоком берегу Даугавы и в дальнейшем. Только приведенную в порядок, ее в 1771 г. разрушают большие наводнения. Зная сколь высокие берега в этом месте, трудно понять, каким должно быть наводнение, что бы вода залила церковь высоко внутри. Еще в 1886 г. в церкви можно увидеть медную пластину с пометкой «Anno 1771 den 13 April reichte das Wasser bis zum diesen Strich». Сохранились счета об оплате работы стекольщика после наводнений, которые на долго остались в памяти у жителей Икшкиле. На другом берегу Даугавы это событие отмечено установкой красного полевого камня с высеченным крестом и год «1771». Камень находился недалеко от дома Вевери, на высоком берегу, поливаемый дождями и высушенный ветрами и солнцем, он казался прекрасным. Когда началось строительство Рижской ГЭС, его перевезли в музей Доле, но там, вдали от Даугавы, под большими деревьями парка, он покрывается мхом и зарастает, потеряв свой блеск.

В 1773 г. снова каменщик Хаберланд чинит стены церкви. 1776 г. знаменателен тем, что ревизия с волнением констатировала, что пропали колодки! (Наказания, конечно, оставались еще довольно долго!) В 1788 г. Андреа Иоганн Хаберланд (отец архитектора) основательно построил новую ризницу, для которой было использовано 15 000 кирпичей и ее строительство обошлось в 210 государственных далдеров. Следующую перестройку в 1795 г. проводит его сын, который был мастером-строителем в Риге.

Церковь в то время была такой, какой мы ее видим на рисунке И.К. Бротце: небольшое каменное строение с маленькими окошечками, без высокой, стройной башни - вроде бы приземленная и простая. Рисунок И.К.Бротце 1792 года показывает еще не перестроенную икшкильскую церковь. К востоку от нее над землей видны небольшие каменные руины - все, что к тому времени осталось от замка. В 1804 г. в церкви снова большая перестройка - четыре новые окна, новая крыша, цепь для колокола.

В 1812 г. на противоположный берег Даугавы приходят войска Наполеона – полки пруссаков, много стреляют, мешая богослужению. В 1825 г. строят новую ризницу, где арендатор поместья Пореш, обязался в ней, со своей стороны, построить новую печку.

Летом 1829 г. предпринял путешествие художник К. Унгерн-Штернберг, в течение месяца путешествовавший от Алуксне до Кокнесе, затем вдоль Даугавы до Риги и обратно в Валку, 9 августа посетив Икшкиле. В 1839 г. эскиз церкви и ее окрестностей сделал исследователь Ф. Крузе. В 1863 году известный архитектор с академическим образованием Иоганн Даниэль Фелско начинает разрабатывать проект капитальной перестройки церкви. В 1879 г. архитектор В. Бокслаф зарисовывает планы того, что осталось от замка на поверхности земли.

Дольше замка свой изначальный вид сохраняла икшкильская церковь. Внутри она была аскетически белой, с темными, резного дерева убранством и богато украшенным алтарем. Это древнейшее культовое строение Латвии было радикально перестроено в 1879 году по проекту рижского архитектора Иоганна Даниэля Фелско. Старая церковь была частично снесена и включена в новый строительный блок. Несмотря на то, что части церковных стен пришлось снести, рижский архитектор постарался сохранить особенность церковной архитектуры. Вход в церковь он оформил в виде двойной арки – точно такая же арка венчала вход в алтарную часть первой церкви. Над входом в церковь появилась и скульптура Св. Мейнарда. Церковь получает красивую, стройную башню в готическом стиле, которая поднимается высоко над окрестностью. При земляных работах для возведения фундамента для части новой церкви с алтарем и входом, были разрушены как древние захоронения, так и еще сохранившиеся под землей части строений средневекового замка. В круглый пилон была замурована бутылка со сведениями о перестройке здания и полукопейка, которые были найдены в 1962 году.

В 1864 году барон Борис фон Юкскюль (Икскуль) из Эстонии, чей род брал свое начало в Икшкиле, поставил у церкви небольшой скромный памятник первому епископу Ливонии. На одной стороне памятного камня надпись гласит (в переводе на русский язык): "Памяти основателя этой церкви епископа Мейнарда и храброго проповедника веры икшкильского воина Конрада Мейердорфского". На другой стороне: "Этот памятник посвятил приписанный к эстляндскому рыцарскому ордену свободный барон, владелец Вигале у моря (Vigala Maritima) Борис фон Икскуль. (Судя по году это Борис Яковлевич Икскуль, переводчик Лермонтова на немецкий).

Около 1880 года крышу церкви покрывают новым шифером, обустраивают внутренние помещения, вставляют двойные окна. Во время перестройки Петрин – арендатор поместья в то время – разрешает проводить богослужения в овине поместья. Церковь была заново освящена 28 сентября 1880 года, В 1864 г. возле церкви поставлен памятник первому владельцу поместья (взорван в годы Первой мировой войны). В 1893 году в Ригу из церкви Икшкиле перевезена старая купель. Эскиз архитектора В. Неймана, по которому изготовлена ее нога, очень удачный, как будто образует одно целое. Теперь купель находится в музее Истории Риги (Домский сад).

В июле 1881 года в "Балтияс Вестнесис" пишут: « …после больших усилий общество получило разрешение поместья организовать на природе прогулку в красивейший липняк острова Икшкиле. В час дня гости праздника перевезенные на лодках общества, под музыку оркестра саперной бригады, взирали на прекрасные виды места празднества, где огромная липа семипалая всех под свою сень приняла». Дальше рассказывается, что все звучно спели «Боже, царя храни!» и начали проворные и веселые танцы. Что это было привычная «прогулка на природу», подтверждает жена Андрея Пумпура Эда в воспоминаниях о том времени более, чем десять лет спустя, когда Пумпуру каждое лето по делам службы приходилось жить в Икшкиле.

Она пишет: «Летом солдатам было необходимо в Икшкиле в лагерях стоять, и так едем снова обратно туда, получаем квартиру в доме одного из крупных землевладельцев, там же возле лагеря, в Зушах, на самом берегу Даугавы в очень красивом месте и большим садом». У этого хозяина две дочери «наверно они самые красивые во всей Видземе», и они в одно из воскресений, во чтобы это ни стало, захотели попасть на бал на открытом воздухе, который проходит на острове. Погода была ветреная, «Даугава была покрыта белыми барашками волн». «Пумпур, хотя и отец четырех детей, в своем поэтическом порыве предлагает себя барышням в сопровождающие, и на маленькой лодке со своими двумя красотками, смотря смерти в глаза, подался через бушующую Даугаву на бал. Лодочку бросало по волнам, как щепку, и ни один не мог с уверенностью сказать, что цель будет достигнута, но быстрее можно было ожидать, что в каждое мгновение маленькая лодчонка с Пумпуром и его красотками будет затянута в пучину вод Даугавы...

На следующее утро с восходом солнца участники бала живыми и здоровыми возвратились домой. Я конечно стала учить молодых девушек, чтобы впредь они не предпринимали такое интересное путешествие со старым мужчиной (по правде поэту только пятьдесят лет!), так как в лагерях много молодых стройных латышский офицеров и ни один не отказался бы проводить молодых девушек на бал на открытом воздухе, но все же они отдали предпочтение Пумпуру».

Вскоре после этого в Икшкиле у Пумпура рождается дочка Эльза. По записям Эды ясно, что по крайне мере три лета семья Пумпуров прожила в Икшкиле. С этим временем связаны и другие события, например как поэт, предыдущим вечером с друзьями засидевшись за кружкой пива, в воскресенье утром забывает отвести солдат в церковь. И еще более того, он совсем забыл, что воскресенье, и приказал солдатам во время богослужения вспахать картофельное поле возле православной церкви. Это даже для миролюбивого священника оказалось чересчур, и в результате «Пумпура осудили на семь суток гауптвахты».

Обмерами памятников средневековой архитектуры в конце XIX в. занимался доцент строительного факультета Тартусского университета архитектор Р. Гулеке. После 15 лет долгой систематической работы он издал сборник изображений Alt-Livland. Работа была издана в Германии тиражом 210 экземпляров, но предусмотренный текстовой том не вышел. Значительная часть сборника изображений Гулеке посвящена Эстонии. Среди латвийских средневековых памятников он измерил множество замковых капелл и церквей (церкви в Лиелстраупе, Икшкиле, рижская церковь св. Георгия, капеллы рижского и сигулдского орденских замков).

В 1894 году к церкви и бывшему замку Икшкиле проявляет интерес А. Бухгольц, который в это время делает обширные раскопки возле Икшкиле на горе Кабель. В 1895 г. найденные при перестройке церкви предметы каменщик Крегер сдает в общество исследователей древностей. В 1903 г., когда руины осматривал и описывал К. Левис оф Менар, на месте икшкильского замка находился заросший травой холмик строительного мусора, в середине которого возвышалось построенное позже хозяйственное строение имения. В его фундаменте К. Левис оф Менар пытался разглядеть какие-нибудь остатки старого замка. Левис оф Менар изготовлял планы замков с топографической зарисовкой окружающей местности, замерил видимые над землей останки развалин в Икшкиле (Lowis 1910a).

Во время I мировой войны осенью 1915 г. русская армия при отступлении сохранила на левом берегу Даугавы плацдарм - Икшкильские предмостные укрепления. С марта до октября 1916 г. для их защиты от германских войск на помощь отрядам русской армии были направлены два батальона латышских стрелков. Под обстрелом немецкой артиллерии и во время газовых атак погибла значительная часть бойцов, поэтому место назвали Островом смерти. Бои за остров продолжались до июля 1917 г. Верховный главнокомандующий русской армии генерал Корнилов в августе 1917 г. отдал немцам Остров Смерти. Штаб XII армии бросил армию и бежал в Цесис. Полки латышских стрелков, однако, решили сражаться с немцами, в память о них на Острове Смерти установлен железобетонный памятник (1924, арх. Э. Лаубе).

Тогда же в церкви Икшкиле находились передовые защитные линии русской артиллерии, и поэтому ее прямой наводкой расстреляла немецкая артиллерия, опасаясь, что с ее колокольни может вестись наблюдение и корректировка огня русскими войсками (латышскими стрелками). Крыша церкви была разрушена и башня до половины снесена снарядами.

В таком полуразвалившимся состоянии церковь простояла многие годы. В 1927 г. в церкви проводили более широкие археологические раскопки Х. Челлин и О. Тилманис. На раскопки был приглашен историк Челлин из Швеции. Он все свои записи и материалы увез с собой в Швецию, и Управлению памятникам их не передавал. (Есть лишь микрофильм Я. Сила). Б. Шалфеев в статье “Балтийское зодчество” в "Сегодня вечером” №96 за 1929 г. писал: …любопытна обнаруженная во время раскопок 1927 года картина перехода романского стиля в готику в развалинах икскюльской церкви, построенной в 1230 году[?]. Романские детали прямо просятся в школьные руководства как образец готики".

Состоянием церкви был озабочен архитектор П. Кампе, который разработал проект для провизорскому перекрытию сводов цементными стяжками, что бы они не разрушались. Но Управление памятниками в связи с предложением профессора П. Кундзиньша, восстановление старой церкви, к сожалению, отвергает. (Позднее профессор Кундзиньш лично заинтересован в строительстве новой церкви по его проекту!). В начале тридцатых годов своды были еще целыми, стены крепкими – там летом еще проходили богослужения. Время старую церковь не щадит, так продают камни и кирпичи из стен (возможно без ведома Управления памятниками).

После разрушений во время Второй мировой войны и со строительством новой церкви в 1933 г. старая церковь была окончательно заброшена. В Икшкиле построили новую церковь, а на месте этой планировали восстановить хотя бы объем средневековой церкви Св. Мейнарда, но и этому не суждено было случиться. В 1931-1933 гг. (освящена 12 декабря 1933 года) по эскизам профессора архитектуры П. Кундзиньша построена новая церковь в Икшкиле - гармоничные, классические формы, алтарная картина профессора Я. Куга (для строительства потребовалось 7000 лат). Во второй половине ХХ века в церкви находилось хранилище Национальной библиотеки Латвии.

Во время II мировой войны, в 1942 г. в замке проводились раскопки, съемки и архитектурные изыскания под руководством историка немецкой армии Ашманна, который зондировал стены, искал фундаменты немецких замков. Об этих работах свидетельствует план раскопок, составленный топографом Ф. Виксне.

Затем развалины церкви временно находились на линии огня. На месте переправы построили мост, который соединял Земгале и Видземе. В последнее военное лето (24 августа) четыре советских танка со стороны Елгавы через лес прорываются к мосту и пытаются его расстрелять, снаряды летят и на территорию развалин церкви. Танкам навстречу с этой стороны выступили немецкие «Тигры», после ожесточенной схватки советские танки подбивают и горят. Во время войны территорию перед мостом заминировали. Мины находят лишь только во время археологической экспедиции Я. Граудониса, но свою смертоносную работу, они частично сделали - погибают четыре школьника.

После войны церковь находится на территории хозяйства "Будескалн" и директор Брок допускает полную разборку старого, в 1927 году, откопанного южного портала, центральных пилонов. Бульдозерами равняя землю, были перемешены культурные слои, кроме всего этого разбирают останки старых стен и какое-то время вокруг церкви был выгон для свиней и телят, а в самом ее здании отхожее место. Конечно, после всего этого первая церковь выглядит хуже, чем бедная родственница – нищая. С 1961 по 1962 годы здесь проводятся небольшие работы по реставрации и консервации стен, но по объему они маленькие (оплата зато большая!) и некачественные: снесены ветхие участки стен и на оставшуюся часть кое-как наносят цементный раствор. Эти работы на самом деле были тем, что доломали наиболее ветхие части стен общественного туалета, а остальные промазали местами цементом. Сохранившая часть церкви была одним из двух залов. Второй зал полностью разрушен.

В развалинах икшкильского замка археологические раскопки в ХХ в. проводили несколько исследователей. В 1960 г. церковь замерили Г. Янсонс и И. Стукманис, фотофиксацию провел Т. Ципарсонс. В 1960-1961 гг. археологическими раскопками руководил историк Р. Малвесс; историческое исследование проводил А. Янсонс. В 1961 г. также проводились реставрационные работы (правда не очень квалифицированные). В 1963 г. проект консервации развалин замка выработал Г. Янсонс. В 1968-1975 гг. археологические раскопки в икшкильском комплексе древностей проводились под управлением Я. Граудониса. В 1968-1975 гг. археологическое измерение для руин замка проработал Т. Ципарсонс.

В связи со строительством Рижской ГЭС на берегах Даугавы в 60-70 гг. ХХ в. развернулись обширные исследовательские работы территорий каменных замков на больших площадях. В 1968-1975 гг. во время строительства ГЭС остатки церкви и замка в Икшкиле были полностью вскрыты на археологических раскопках под руководством Я.Граудониса. Печь для обжига извести была вскрыта на территории замка в ходе археологических раскопок 1968-1975 гг. Самым интересным открытием стало вскрытие фундамента еще одной, более древней церкви под стенами строения, до того времени считавшегося первой церковью. Однако, как свидетельствуют прежние публикации, с исследовательскими методами ХХ века нельзя было достаточно обоснованно различить строительные периоды средневековья и убедительно показать те изменения, которые в замке и церкви произошли в течении 800 лет. Истории строительства замка Икшкиле посвящено несколько статей. Однако у их авторов нет единого мнения о датировке периодов строительства замков. О датировке отдельных частей замка и защитных стен проводившие раскопки Р. Малвесс, Я. Граудонис, как и исследователь архитектуры Икшкильского замка Г. Янсонс высказывали разные мнения. Новую оценку развития застройки икшкильских замка и церкви пока дал только Г.Янсонс (2002).

При постройке гидроэлектростанции, церковь попала в зону затопления. Нижнюю часть долины Даугавы в 1974 году затопило Рижское водохранилище после поднятия воды на 17,7 м над уровнем моря. Над водой остались лишь два участка суши, которые теперь образуют маленькие островки - на одном из них посередине водохранилища находятся развалины церкви. Для большей сохранности церковь пришлось засыпать до половины, так что теперь видны лишь ее жалкие остатки. Была полемика по поводу элемента самой старой церкви - колонны, возможно построенной в XII-XIII веках. Немецкие специалисты внесли предложение перевезти ее из зоны затопления, но этот проект был отклонен.

Вода все же разрушала развалины, которые в спешном порядке необходимо укрепить и реставрировать, что в свое время решила проделать группа активистов фонда Культуры Латвии из Икшкиле, приглашая специалистов и собирая средства.

В 70-х годах ХХ века правительством Латвийской ССР было принято решение о строительстве Рижской ГЭС, а это означало, что руины церкви должны были скрыться под водами водохранилища. Но поскольку стены церкви представляли собой культурно-исторический памятник, их решили все-таки сохранить. В целях консервации этого древнего памятника, оказавшегося в зоне затопления, была осуществлена его частичная засыпка грунтом. Стены на полтора-два метра засыпали землей, после чего они остались стоять посреди небольшого искусственного островка на Даугаве. После строительства в Рижской ГЭС, с 1974 года, от стен церкви на поверхности осталась лишь ее верхняя часть. Оставшиеся части стен покрыты цементом для защиты от внешней среды.

В 1988 г. остров назвали именем св. Мейнарда. В 1968 г. Икшкиле стало считаться поселком городского типа, а права города получило в 1992 г. Епископ Мейнард был канонизирован 8 сентября 1993 г. Тем самым в 1993 г. римский папа Иоанн Павел II восстановил в Латвии культ св. Мейнарда и маленький островок стал местом паломничества. На острове установлен десятиметровый металлический крест (художник Е. Самович) и каменный алтарь (скульптор Я. Каролвс). В целях консервации объекта в 2002 году над развалинами поставлен навес из металлической кровли.

В 2003 г. остров св. Мейнарда чуть было не был выставлен на продажу. Проект распоряжения о передаче острова на аукцион предусматривал приглашение в качестве участников аукциона религиозные организации, зарегистрированные в Латвии. В договоре купли-продажи предусматривалось, что покупатель платит за руины церкви на острове в латах, а за землю - 80% актами компенсации имущества и 20% латами.

Римско-католический приход Огре и Икшкиле выразил протест с подписями более 900 жителей против возможной передачи национального исторического памятника и первой христианской святыни в Латвии на публичные торги. Глава католиков Латвии кардинал Янис Пуятс просил Сейм не выставлять на аукцион христианскую святыню. Поводом для встречи на высшем уровне стали протесты Огрской и Икшкильской католических общин против выставления на аукцион острова св. Мейнарда. Председатель Первой партии лютеранский священник Эрик Екабсонс пообещал кардиналу поддержать сохранение острова св. Мейнарда, поскольку он является святыней не только для католиков, но и для всех христиан страны: с епископом Мейнардом в Латвию пришло христианство.

Остров являлся государственной собственностью и находился в ведении Государственного агентства недвижимости. Но в то же время община вместе с Государственной инспекцией по охране памятников вложила средства в укрепление и консервацию руин, создание металлического кровельного покрытия, памятного знака епископу Мейнарду и начало укрепление берегов острова. Продолжить работы не позволила строительная инспекция Икшкиле, поскольку не были урегулированы имущественные отношения.

Совет города Икшкиле на заседании 19 февраля 2003 г. высказался в поддержку передачи острова в собственность Икшкильского прихода. Сумма, определенная за это имущество, невелика, примерно 300 латов. В итоге Государственное агентство недвижимости подготовило договор об аренде острова св. Мейнарда римско-католическому приходу Огре и Икшкиле, и проект выставления острова на торги был снят с рассмотрения. Решено сдавать остров общине в аренду за 3 лата в год. Символическая арендная плата установлена в размере 5% от кадастровой стоимости земли, поскольку стоимость земли на острове низкая.

История закончилась тем, что государственное агентство недвижимости сдало остров св. Мейнарда в аренду римско-католическому приходу Икшкиле на 50 лет, сообщил приходской священник Константин Боярс. Договор аренды был подписан 26 марта 2003 г. Приход смог продолжить то, что было начато на острове, а именно - реставрацию каменной арки церковных руин, консервацию стен и укрепление берегов острова, работы по благоустройству и уходу.

На острове действуют строгие правила: нельзя организовывать отдых, ставить палатки, разводить костры, загорать, распивать алкогольные напитки, парковать транспорт, привозить домашних животных, размещать рыболовные снасти и т.д.

Любой христианин может приехать на остров и организовать обряды крещения и бракосочетания, а также иные церковные службы. Все желающие могут добраться до острова на лодках или катерах, чтобы увидеть этот памятник истории и культуры. Сейчас на остров можно попасть зимой по льду или летом на специальной лодочной переправе, которую организует Икшкильская община. На острове проходят богослужения, свадьбы и крестины. Но есть в году один день - 19 августа, когда воды Рижского водохранилища расступаются и открывается аллея из дубовых пней. По ней можно пройти к церкви "по морю аки по суху". В остальное время на церковь можно просто посмотреть с берега Даугавы. Особенно хорошо церковь просматривается от памятного камня, установленного в честь восьмисотлетия Икшкиле. Вдоль берега Даугавы здесь раскинулся прекрасный парк, откуда открываются удивительные виды на Даугаву.

Уровень воды на водохранилище Рижской ГЭС понижают до необходимой для проведения ремонтных работ отметки - 16,05 м над уровнем моря. В обычных условиях работы уровень воды в водохранилище Рижской ГЭС от 17,00 до 18,00 м. Все это время интересующиеся могут посуху попасть к церкви Св. Мейнарда в Икшкиле.

В отличие от предыдущих лет, в 2003 г. на Рижской ГЭС не были запланированы ремонтные работы, по этой же причине уровень воды в реке возле Икшкиле понижать также не планировали. Однако католики обратились с письмом в "Латвэнерго" с просьбой пойти на эту меру и в этом году Огрской католической общине было сказано возместить ущерб, нанесенный природе, в результате понижения воды в Даугаве на 0,9 м. На крайнюю меру – понижение уровня воды – община пошла вынужденно, поскольку 17 августа на острове св. Мейнарда было намечено торжественное богослужение. Чтобы доставить на остров всех желающих, не хватало лодок. По мнению пресс-секретаря "Латвэнерго", убытки могли составить около 10 тысяч латов (примерно 18 тысяч долларов). Однако, заметил он, что сумма может быть и гораздо меньше.

Глава лютеранской церкви Латвии Янис Ванагс вручил приходу икшкильской евангелически-лютеранской церкви картину большого формата «Вечный свет», на которой изображены нынешние развалины церкви в Икшкиле на острове. Это бакалаврская работа студента Эдгара Пилькиса в рамках учебной программы "Библейское искусство" на отделении искусств Христианской Академии.

24 сентября 2010 г. в Икшкиле был открыт памятник апостолу Латвии - святому Мейнарду. Церемонию провел настоятель Икшкильского римско-католического прихода Константин Боярс. Проект памятника епископу Мейнарду был выбран путем голосования жюри и жителей. В итоге все остановились на идее статуи Святого Мейнарда, предложенного скульптором Виктором Сушкевичем. Памятник имеет высоту 6 метров вместе с постаментом. Все материалы, необходимые для изготовления памятника, были привезены из Финляндии, а также с Украины. 50 000 латов (более 100 000 долларов) на памятник пожертвовал известный латвийский миллионер Юрис Савицкис. По мнению Боярса, памятник будет способствовать тому, что Икшкиле станет духовным центром Латвии. Такого же мнения придерживается и кардинал Янис Пуятс, заявивший: "У каждого города должен быть свой "гвоздь", и у Икшкиле - это Святой Мейнард". На открытие пришли многие жители Икшкиле, представители местного самоуправления и католической церкви и даже бывший президент Латвии Гунтис Улманис. В 15:00 памятник был торжественно освящен.

Епископы Римско-Католической Церкви Латвии (РКЦЛ) провозгласили 2015 год юбилейным годом Terra Mariana. Как известно, Terra Mariana (земля Марии) – это территория современных Латвии и Эстонии во времена зарождения и распространения христианства (1215 год), которая также называлась Ливония. Рижский архиепископ-митрополит Збигнев Станкевич, а также епископы Янис Булис, Виктор Стулпинс и Эдвардс Павловскис призвали в этом году открыть для себя заново и укрепить принадлежность Латвии к своим христианским корням. Епископы предложили пастве отправляться в паломничество по святым местам, особенно по тем, которые посвящены Деве Марии (Аглона, Скайсткалне, Саркани и др), и местам, тесно связанным с зарождением христианства в Латвии (остров Мейнарда в Икшкиле, Аглонская базилика).

В 1184 году первый христианский миссионер епископ Мейнард прибыл в Латвию. Спустя 800 лет, в августе 2018 г. из Германии в Икшкиле прибыли сестры эссенского кармелитского монастыря для того, чтобы основать здесь свой монастырь. Обитель находится на 20 километре шоссе Рига-Даугавпилс, всего в нескольких сотнях метров от исторического места, где епископ Мейнард в XII веке возвел первую церковь на территории современной Латвии. К новому собранию членов монашеского ордена принадлежат, наряду с происходящей из Эссена настоятельницей сестрой Элией, пять других сестер - четыре латышки и одна украинка, которые проходили обучение в Эссене последние несколько лет. Финансовая поддержака поступила от фонда, поддерживающего католиков в регионах, от организации по оказанию помощи в Восточной Европе "Renovabis" и от частных лиц. Кроме того, монастырь получил вещи и предметы искусства из бывших церквей епархии Эссен. Архиепископ Станкевич отметил, что открытие монастыря представляет собой "новую главу в отношениях между Германией и Латвией". Идея открытия монастыря была озвучена уже в 2004 г.

Настоятель Икшкильского римско-католического прихода К. Боярс указал на то обстоятельство, что в Германии, в Зееберге, одна из улиц названа в честь святого епископа Мейнарда. Чтобы подчеркнуть культурно-историческое значение святого епископа Мейнарда в истории Латвии, община предложила в конце 2019 г. и попросила поддержать идею переименования улицы Смилшу в Икшкиле в улицу епископа Мейнарда, на которой также находится важный христианский объект города – единственный в Латвии монастырь сестер-кармелиток Римско-католической церкви. Название улицы Смилшу было присвоено решением Икшкильского уездного совета от 16 января 2002 года. 29 апреля 2020 г., на заседании Икшкильского уездного совета депутаты большинством голосов приняли решение удовлетворить просьбу прихода и переименовать улицу Смилшу в Икшкиле в улицу епископа Мейнарда (Bīskapa Meinarda iela).

Макет церкви и замка в Икшкиле, находится в музее Даугавы на острове Доле под Ригой.

ПРИЛОЖЕНИЕ: Важнейшие археологические памятники местного значения

Городище Леяскални, древнее захоронение Лиепадеру и средневековое кладбище Земтуру. В годы советской власти при строительстве нового шоссе было разрушено городище Винакалнс. В результате добычи гравия исчезло древнее поселение на Горе черта (Velna kalns) у озера Капарамура. Рижское водохранилище затопило древние Зариньское и Румульское захоронения.

Источники информации:

“Latvijas 12. gadsimta beigu - 17. gadsimta vācu piļu leksikons” Rīga, Latvijas vēstures institūta apgāds, 2004
“Latvijas viduslaiku pilis. I. Pētijumi par Rigas arhibīskapijas pilīm” Rīga; Latvijas vēstures institūta apgāds, 1999
I. Ose “Latvijas viduslaiku pilis. I. Latvijas viduslaiku piļu pētniecība 18.-20. gadsimtā” Rīga Latvijas vēstures institūta apgāds, 2001
Ē. Mugurēvičs “Latvijas viduslaiku piļu klasifikācijas un arheoloģiskās izpētes jautājumi” - “Arheoloģija un etnogrāfija, XIV. Apcerējumi par viduslaiku pilīm un pilsētām Latvijas teritorijā” Rīga; “Zinātne” 1983
Latvijas vēstures avoti. Latvijas Vēstures institūta izdoti. II sējums. Senās Latvijas vēstures avoti. Latvijas Vēstures institūta apgādiens. Rīga, 1940
I. Šterns “Latvijas vēsture 1290-1500” Latvija; “Daugava” 1997
“Latvijas Vēstures Institūta žurnāls” Rīga, 1998 Nr.1, lpp. 28-38
“Atskaņu hronika” Rīga “Zinātne” 1998
Baltasars Rusovs “Livonijas kronika” Riga Valtera un Rapas akc. sab. izdevums 1926
Vaida Villeruša "Gājums" Rīga "Kabata" 1994
J. Vaivods “Katoļu baznīcas vēsture Latvijā” Rīga, Rīgas Metropolijas kūrija, 1994
A. Holcmanis “Vecrīga - pilsētbūvniecības ansamblis” - Rīga: Zinātne, 1992 (Latvijas arhitektūras un mākslas pieminekļi)
Indulis Ķēņiņš “Rīga. Latvija. Svarīgākie notikumi gadskaitļos Rīgas un Latvijas vēsturē” Rīga, "Zvaigzne ABC", 1999
V. Purēns “Latvijas ģerboņu grāmata” Rīga “Preses nams” 1993
A. Plaudis “Ceļvedis pa Latviju” Rīga, “Jumava” 1998
V. Veilands “Latvija kabatā” Rīga, 1995
“Восточная Пруссия с древнейших времен до конца второй мировой войны. Исторические очерки, документы, материалы” Калининград, 1996
Егер Оскар “Всемирная история в 4-х томах” Т.2 “Средние века” Спб; “Специальная литература” 1997
Н.М. Карамзин “История государства Российского” т.2-3 М; “Наука” 1991
В. Чантурия, Й. Минкявичюс, Ю. Васильев, К. Алттоа, Белоруссия-Литва-Латвия-Эстония, «Искусство», М., 1986 г.
Е.В. Чешихин “История Ливонии с древнейших времен” тт.1-3 Р; 1884-1887
Г. Курлович, А. Томашун “История Латвии” Рига “Звайгзне” 1992
"История Латвийской ССР. Т.1 "С древнейших времен до 1860 г." Рига Изд-во Академии наук Латв. ССР 1952
Ю. Абызов “От Лифляндии - к Латвии” Рига 1999
С. Журавлев “Русские писатели в Лифляндии и Курляндии. (2-я половина 19-го века)” Рига, “Улей” 1995
Б. Инфантьев, А. Лосев «Латвия в судьбе и творчестве русских писателей» Рига, “Zvaigzne ABC” 1996
Б.А. Печников "Рыцари церкви” - кто они? Очерки об истории и современной деятельности католических орденов" М.; Политиздат 1991
“Католицизм: Словарь атеиста” М.; Политиздат, 1991
Г. Сакс “Город Огре и его окрестности” Рига 1957
А. Зариня “Один день в окрестностях Риги” Рига “Авотс” 1988
А. Плаудис “Рижский район” Рига “Авотс” 1990
Леонид Федосеев, “ЧАС” (27.03.1999), N72 (491)
А. Упит “На грани веков” т.1 Рига “Зинатне” 1988
https://castle.lv/hroniki/levis-of-menar.html
http://baznica.info/article/osvyashchen-postament-pamyatnika-apostolu-
http://www.chas-daily.com/win/2010/10/08/g_001.html?r=32
http://www.world-art.ru/architecture/architecture.php?id=4125
http://www.gazeta.lv/story/15826.htm
http://baznica.info/kultura/istoriya/pervaya-tserkov-latvii
http://www.ogresvestis.lv/news.php?newsid=6637
http://annals.xlegio.ru/balt/small/doblen.htm
http://www.ogrenet.lv/ogre/aktualitates/7425/
https://renatar.livejournal.com/581993.html
https://kapitan-sever.livejournal.com/11774.html
http://kirils.livejournal.com/6795.html
http://www.mesta.lv/index.php?p=11&id=8059
http://www.delfi.lv/archive/article.php?id=8125253&categoryID=4972241&ndate=1083845056
http://www.delfi.lv/archive/article.php?id=4907182&categoryID=193&ndate=1046683451
http://www.delfi.lv/archive/article.php?id=5079419&categoryID=193&ndate=1048671301
http://www.delfi.lv/archive/article.php?id=5138099&categoryID=193&ndate=1049372744
http://skola.ogreland.lv/istorija/slovo/lv017.htm
http://www.baltworld.ru/latvia/publications/history/
https://www.sedmitza.ru/text/8325476.html
https://www.sedmitza.ru/text/5363753.html
https://www.sedmitza.ru/text/288425.html
https://www.lsm.lv/raksts/zinas/latvija/atklaj-pieminekli-sv.meinardam.a10174/
https://www.meinardadraudze.lv/?p=1254
https://www.kegumanovads.lv/lv/dzivessituacijas/sabiedriba/jaunumi-sabiedriba/4716-biskapa-meinarda-iela
http://www.booksite.ru/fulltext/1/001/007/043/43748.htm
http://www.agnuz.info/print.php?year=2003&mounth1=March&day=5&files=m04.txt&print=news
https://web.archive.org/web/20071029023435/http://www.historia.lv/alfabets/M/Me/Meinards/enciklopedia/tilde.htm
http://www.catholic.ru/svet/408/029.html
http://skazki.eclub.lv/comment4.htm
http://www.vidzeme.com/ru/turisticheskih-obektov-ext-tourismobject/5894.html
http://www.latvijascentrs.lv/ru/117

Посмотреть ссылки на сайты о замке на нашем форуме

Фотогалерея места
замка и церкви
Фото Р. Римша (2015 г.)

Фото Р. Римша и
В. Смолика (2012 г.)

Фото Р. Римша (2008 г.)

Фото Р. Римша (2001 г.)

Фото Р. Римша (1999 г.)

Фото Валерия Смолика
(2015 г.)

Фото Валерия Смолика
(2008 г.)

Планы замка

Макеты и
реконструкции
замка и церкви

Старинные изображения

Об Икшкиле в музее Даугавы на о. Доле
Фото Р. Римша (2012 г.)

Св. Мейнард и его могила в Рижском Домском соборе

Местонахождение

Фото Дмитрия Короля
(2007 г.)

Другие фото

Книги по теме

Церкви св. Мейнарда в Огре и Лиепае
Фото Р. Римша



Работы каменотесов
в Висбю на о. Готланд (Швеция)
Фото Р. Римша (2018 г.)

Церковь Helge Ands
(св. Духа), построенная епископом Альбертом

Другие церкви Висбю

Городские стены Висбю

© Дизайн Ренаты Римша