Главное меню
Главная
Наш форум

Замки Латвии
Латвия - главная
Состояние замков
Каталог замков
Карта
Фотогалерея

Алсунга - Алшванген
Алтене - Алтона
Арайши I - Арраш
Арайши II - Арраш-2
Арлава - Эрвален
Асоте - Асутен
Аугстрозе - Хохрозен
Бабите - Бабот
Балтава - Балтов
Бауска - Бауске
Берзауне - Берзон
Борнсминде - Борнсмюнде
Брамберге - Бранденбург
Вайнижи - Вайнзель
Валмиера - Волмар
Вентспилс - Виндау
Гробиня - Гробин
Даугавпилс - Алт-Дюнабург
Даугавпилс - Дюнабург
Дзербене - Сербен
Дигная - Дубена
Добе - Добен
Добеле - Доблен
Доле I - Алт-Дален
Доле II - Дален
Дрога - Дроген
Дундага - Донданген
Дурбе I - Линдале
Дурбе - Дурбен
Елгава - Митау
Заубе - Юргенсбург
Индрица - Недериц
Калнамуйжа -Хофцумберге
Кандава - Кандау
Каупре - Абельхоф
Кокнесе - Кокенхузен
Краслава - Креславка
Крустпилс - Крейцбург
Кулдига - Голдинген
Лиелстраупе - Гросс-Рооп
Лиепая - Лива
Локстене - Локстен
Лудза - Лудзен
Мазстраупе - Кляйн-Рооп
Маконькалнс - Фолкенберг
Малпилс - Лембург
Мартиньсала - Гольм
Набе - Наббен
Нурмуйжа - Нурмхузен
Пекас калнс - Каугерсгоф
Прейли - Прели
Приекуле - Преекульн
Рауна - Алт-Ронненбург
Рауна - Ронненбург
Резекне - Розиттен
Рига - все замки
Розбеки - Розенбек
Рундале - Руэнталь
Сабиле - Цабельн
Сака - Сакенхаузен
Светкалнс - Хайлигенберг
Свитене - Швиттен
Сигулда - Зегеволд
Стенде - Стенден
Сунтажи - Сунцель
Талси I - Алт-Талсен
Талси II - Талсен
Тервете - Терветтен
Тукумс - Туккум
Турайда - Трейден
Цесвайне - Зессвеген
Цесис I - Алт-Венден
Цесис II - Венден
Цирава - Цирау
Шлокенбека - Шлокенбек
Эдоле - Эдвален
Эмбуте - Амботен
Яунпилс - Нойенбург

Другие замки
Замки Эстонии
Замки Литвы
Другие страны

Статьи по теме:
Каталог ссылок о замке

О замке на форуме

Замок Лиелстраупе (Гросс-Рооп - Gross-Roop)

(1263 г.?)

Страупе, ранее Лиелстраупе - крупное село в Паргауйском крае, Страупской волости Латвии. Расположено на берегах реки Брасла у автодороги A3, в 70 км от Риги. Главной достопримечательностью места является Лиелстраупский замок, находящийся на правой стороне шоссе Рига-Валка. Некогда вассальный замок Рижского архиепископа в течение столетий значительно изменил свой облик и мало напоминает средневековую крепость. Проезжая по шоссе Рига-Валмиера, которое вьется в современном культурном ландшафте полей, живописные строительные объемы Лиелстраупского замка неожиданно предстают взгляду, поражая своим эффектным силуэтом, различной высотой, размерами и формой крыш, щипцами, контрфорсами, пристройками, постройками, дымовыми трубами. Над всем этим разместилась гордая башня замка - донжон или т.н. бергфрид. Шпиль замка оживляет окружающий пейзаж, но сам замок из-за деревьев становится виден только при значительном приближении к нему.

Благодаря историческим обстоятельствам, ныне в Национальном парке "Гауя" на совсем небольшой площади находятся 6 замков - Арайшский, Цесисский, Кримулдский, Лиелстраупский, Сигулдский и Турайдский. Здесь, на столь малой по площади территории, больше всего сосредоточено каменных замков не только в Прибалтике, но и во всей Европе. К тому же в парке находятся два старинных города, которые образовались во времена Ливонии, - Цесис и Страупе. Каждый из замков в национальном парке имеет различное архитектурное решение и степень сохранности. Лучше всего сохранился Лиелстраупский замок, хотя и в сильно перестроенном виде. Каменные замки следует рассматривать не только как архитектурные, но и как археологические памятники, поскольку под культурным слоем толщиной несколько метров находятся более старые их части, снесенные при позднейших перестройках или преобразованные.

Еще до немецких завоеваний здесь были земли народа ливов. Письменные источники упоминают 4 крупнейшие области, заселенные ливами, - Даугавская, Турайдская, Метсепольская и Идумейская, которые, однако, еще не стали государственными образованиями. В Ливонской хронике Генриха Латвийского в 1227 г. Страупе названо центром Идумеи (по-ливски Vidumaa). Предполагается, что от слова Vidumaa произошло название Видземе. Идумея (нем. Ydumea) - область на восток от Метсеполе, на север и северо-восток от Турайды и к западу от Гауи. Позднее границы Идумеи простерлись за пределы позднейшего округа Валмиеры и включили в себя Талаву, Аутине и Метсеполе, но в XIII в. последние три области в Идумею еще не входили. Идумея была наименьшей областью из древнелатышских. Хронист Генрих Латвийский в своей хронике упоминает следующие места в Идумее: Страупе (Raupe), имение Шноре (Ikewalda), Унгурмуйжа (castrum Urele).

Идумея была богата деревянными замками местных жителей. О плотности населения местности свидетельствует существование множества замков. До сих пор здесь обнаружено 7 более или менее крупных замков, и все они находятся в полосе длиной около 20 км. Целая группа городищ находится в окрестностях Страупе, что также доказывает то, что здесь находился центр бывшей Идумеи. Столь большого их числа нет ни в одном месте Латвии. Конечно, самих замков больше нет, но под дерном городища хранят разной толщины культурные слои, остатки построек, реликвии быта. Городища Батареяс, Эрглю, Пануту и Вейиню на берегах р. Брасла образовывали единую систему обороны древнего Идумейского округа.

Населенное место Страупе у местных жителей именовалось Ропа. Вероятно, название происходит от ливского слова raupa, что означает «текущая вода», от древнего ливского названия реки Брасла. По-немецки Рооп или Гросс-Рооп (Gross-Roop) в хрониках писалось с различными вариациями - Rope, Rupa, Roppe, Roep.

На этот цветущий край положили глаз немецкие завоеватели. Вначале сюда приходили миссионеры, уговаривавшие местных жителей креститься. Папский легат Андрей (1206-1207) разделял крещеные области Ливонии на общины и посылал священников с миссией в еще не окрещенные местности. Священник Даниэль был одним из самых активных миссионеров у епископа Альберта Буксгевдена. В 1206 г. он наставил на путь истинный жителей Лиелварде и Айзкраукле, окрестил турайдских ливов и вендов из Вендена и, в конце концов, поселился в Ропе. Пастыри общин вначале исполняли также должности судей, и их авторитет был действительно высок.

В Ливонской хронике Генриха Латвийского упоминается деревянная церковь Раупе, находившаяся на Крестовой горе и, которую монах Даниэль построил в 1206 г. у Браслы, предполагаемо на холме Баукалнс. В наши дни в неполном километре на северо-восток от горы Батерию-калнс дорога взвивается на один из самых высоких в Северной Латвии холмов на песчаниковой платформе - Баукалнс. Длина Баукалнса около 1 км, ширина 0,5 км, это частично поросший лесом холм высотой 94 м над уровнем моря. С вершины горы открывается обширный вид на долину Браслы, гору Зилайскалнс, Цесу-калнс и др. места. Одну из вершин на Баукалнсе называют Крестовой горой (Круста-калнс). Она искусственно выровнена и обработана и в старину служила для надобностей культа. Историки думают, что здесь была упомянутая в хронике Раупская деревянная церковка, которую построил в 1206 г. монах Даниэль. Баукалнс находится в менее 3 км от нынешнего Лиелстраупского замка и, надо полагать, название горы происходит от того, что на ней строили - по-немецки bauen).

Церковь была оплотом и форпостом католичества в Идумее. Богослужение в церкви проходили только на ливском языке и здесь же крестили жителей Идумеи. Однако Даниэлю не суждено было долго жить здесь без помех, поскольку в 1211 г. в Идумею вторглись эстонцы. Страупе было местом сосредоточения северной группы войск – отрядов венденского магистра Бертольда и вождя леттов Руссина (Русиньша) и потому пострадало. Хронист пишет, что эсты шли всю ночь и утром достигли Браслы, сожгли церковь и ее владение, затем обошли весь округ, подожгли села и дома и поубивали мужчин, а женщин и детей повытаскивали из лесных укрытий и увели в плен. После вторжения распространилась зараза, вымерла большая часть народа, начиная с Турайды до Метсеполе и далее к Имере до леттов и Цесиса. Проходит всего несколько лет, и в 1218 г. через Идумею проходит новая волна набегов. Это русские, которые разоряют не в меньшей степени, чем эстонцы. Грабят, жгут, убивают, уводят в плен женщин и детей, жгут уже созревший хлеб в поле. Восстановленную церковь в 1218 г. сжег князь Владимир, в отместку за изгнание из Страупе.

Страупе впервые в исторических летописях упоминается в 1221 г., когда этот край получил в ленное владение брат рижского епископа Альберта Буксгевдена Теодорих (т.н. Страупес Дитрих или Индрик Страупский). Возможно, что уже тогда здесь было большое поселение, т.к. Теодорих управлял Идумеей отсюда. В историческом романе Лаймониса Пурса “Крест над городищем” история Теодориха описывается так: “…И не только родные братья; даже сводный брат Теодорих усердно споспешествовал делам [епископа] Альберта, сперва чиня суд в Идумее (близ современной Страупе), затем - пожертвовав молодой, горячей и взаимной любовью к красавице-дочери ливского владетеля и взяв в жены перезрелую дочь псковского князя Владимира - дабы успешнее отвращать жадные взгляды, какие тесть и его многочисленная родня не могли отвести от возрожденной христовой кровью Ливонии; и ни тяжкие годы неволи, ни тяготы осады, ни иные невзгоды не сломили верности Теодориха его любимому сводному брату в Риге.”

По делам епископа Теодорих был вынужден отправиться в Германию, а в Страупе место фогта Идумеи получил изгнанный из своей вотчины князь псковский Владимир Мстиславич, его тесть. Страупе, видимо, не пришлось по душе новому фогту и он перенес центр округа немного на северо-восток, в Аутине. Хоть и не долго он здесь правил, но на карте Латвии до сих пор остался топоним в его честь – ставка Владимира (Вальдемер, Волдемар, Волмар, Валмиера). Князь был изгнан и из Страупе. В отместку, в 1218 г. князь напал на Страупский край.

Считается, что Лиелстраупский замок был построен в 1263 г., однако доказательств этому нет, хотя именно эту дату можно увидеть над сводом ворот во дворе замка. Историк Арндт (1753) пишет, что замок Гросс-Рооп построил в 1263 г. Фабиан фон Розен, но документально эта дата не подтверждена. В современной историографии полагают, что замок основан в 13 веке. Эстонский исследователь замков Армин Туулсе считал, что замок и церковь датируются второй половиной 14 века, однако это лишь суждение на основании того, что сохранилось до наших дней. Первые сведения о замке, возможно, относятся к 1310 году, когда его осадили литовцы. Как отмечал историк А. Швабе (1940), в документе 1288 г. упомянут вассал рижского архиепископа Вальдемар из рода Розенов, что позволяет думать, что замок уже существовал в это время, хотя точных сведений о его ленном владении нет.

Точно известно, что в середине 14 в. замок переходит во владение вассала рижского архиепископа. Есть некоторая проблема с историческими источниками: те же господские дворы (curia) без имений у немецких вассалов упомянуты самое малое в 21 случае. Часто из сохранившихся сведений нет возможности сказать, говорится ли в документах только о жилом доме или же о господском дворе (жилом доме с хозяйственными постройками). 5 февраля 1350 г. рижский архиепископ Фромхолд Фифхузен сдал в т.н. лен совместной руки господский дом и двор в Аугстрозе (husz tho Rosen mit hofen) братьям Валдемару и Хеннеке Розенам; это первый случай из ленных документов, где господский дом упомянут вместе с господским двором. Согласно географии перечисленных в ленной грамоте прилегающих к замку селений, можно утверждать, что речь идет и о Лиелстраупе. А. Швабе идентифицирует этот двор со Страупе - замком Ropa, в котором жил вассал Хенекин из Розенов, упомянутый в 1385 г.

Данные епископом лены были очень велики. Одним его вассалам принадлежали не только многие поселения и волости, но даже целые приходы. Так, Розенам в 14 в. был сдан в лен весь приход Страупе между Гауей и Браслой до переправы на Цесис; от одной границы до другой было 30 км. С 1263 г. до 1625 и с 1857 до 1939 г., с небольшими перерывами, Лиелстраупский замок являлся собственностью рода фон Розенов.

Фон Розены принадлежат к самым старым дворянским родам Прибалтики. Существует несколько версий о происхождении их рода, в т.ч. и такая, которая связывает их происхождение с местными старейшинами (лабиеши) из среды латгалов. Однако более вероятно, что их предки прибыли из Германии. Влияние и достаток Розенов быстро росли. В средневековой Ливонии Розены стали одним из наиболее влиятельных родов среди архиепископских вассалов. В начале XVI в. в их руках уже было большинство ленных поместий Страупского прихода (7 из 10), в том числе весьма значительные по тем временам и для условий Прибалтики поместья Лиелстраупе, Розула и Аугстрозе. У Розенов были крупные владения и в Риге, где им уже в 1347 г. принадлежало несколько зданий, образовывавших подворье Розенов, а позднее здесь имя Розенов приобрела одна из наиболее узких улиц Риги - ул. Розена, существующая и поныне.

О первоначальном облике Лиелстраупского замка можно пока лишь строить предположения до тех пор, пока не будет проведено археологическое исследование. Место его постройки находится на расстоянии всего одного километра от холма Батерию-калнс, на которой был ливский замок. Есть версия, что вначале вассал епископа со своими спутниками, ремесленниками и солдатами использовал этот замок для своих надобностей. Были ли местные жители изгнаны из своего замка или мирно сосуществовали с завоевателями, об этом история умалчивает. Каменный замок был построен на левом берегу реки Брасла (полноводной в то время), которая преграждала подходы к замку с юго-запада. С юго-востока была система из трех прудов, образованная на небольшом притоке реки Брасла. Через пруды проходила дорога Рига -Дерпт (ныне - Тарту). С северо-востока и северо-запада город и замок защищали два рва, между которыми был насыпан вал. Их следы заметны и сейчас.

По одной из версий первоначальный замок состоял из одной свободно стоящей башни-донжона (по-немецки - бергфрида). Нсть версия, что первоначальный замок имел нерегулярную планировку с жилым корпусом у западной стены и располагался под одной крышей с церковью. Исследователь ливонских замков Армин Туулсе (1942) считал, что замок был построен во второй половине XIV в. и представлял собой территорию обнесенную крепостной стеной и с башней в углу (т.н. башенный замок), а в XV в. при расширении замка к стене пристроили жилые корпуса и церковь.

Все сходятся в одном, что самой старой частью является массивная, квадратичная в плане (9х4,5 м) четырехэтажная башня замка XIV в. в романском стиле в северо-западном углу. Ее стены достигали толщины 4 м. Затем к ней под прямым углом пристроили западное крыло - главный жилой корпус длиной 27 м и шириной 9 м. С северной стороны был пристроен корпус длиной 27,8 м, представлявший собой одноэтажный объем хозяйственных помещений с помещением ворот. В противоположной, восточной стороне возвели защитные стены, и замок получил т.н. планировку типа кастеллы, в плане напоминая прямоугольник с двумя пристройками.

Тип кастеллы в известной мере близок конвентскому дому, отличие только в том, что внутренний двор не со всех сторон окружают корпуса с внутренними помещениями. Две из них - только стены укреплений. Г-образный объем Страупского замка с бергфридом в углу окружает внутренний двор с двух сторон, а с противоположных двух были стены. За ними были рвы укреплений, в которых еще сегодня существует пруд перед замком. С юго-западной стороны к замку подходил предзамок, от которого сегодня сохранилось массивное башнеобразное сооружение рядом с воротами замка. На северо-западе от замкового комплекса простирался древний город, который в письменных источниках впервые упоминается в середине 14 в. Город с одной стороны защищал замок, а с других - водяные рвы, так же как путь, за которым находилась долина реки Брасла.

С краю северного корпуса была пристроена замковая капелла длиной 32,4 м, образуя единый комплекс с замком. Первоначально церковь была трехнефной и с четырьмя травеями, с высоко расположенными окнами и выдвинутым полигональным хором (2-я пол. 14 в. - нач. 15 в.). Во время перестройки церковь стала однонефной с пониженным перекрытием, своды сохранились только в части хоров. Церковь и замок построены большей частью из кирпича, ныне стены оштукатурены. Замок уникален в Латвии тем, что до наших дней сохранился практически весь строительный объем замковой капеллы. В разных документах 16 века отмечены различные части замка - в 1512 г. дверь из замка в церковь, в 1532 г. - ворота.

Чтобы проще было сопоставить план с существующими замковыми постройками, они пронумерованы так же, как и на плане:

Здешние места сыграли роковую роль в судьбе одного из магистров Ливонского ордена. Во время очередного конфликта между Орденом, архиепископом и городом Ригой в 1477 г. в окрестностях Страупе появились войска рижан. Орденский магистр Бернд фон дер Борх даже не пытался выступить против них, но бежал со своими воинами в Цесис и заперся в замке. Этот поступок оказался последней каплей в чаше терпения рыцарей Ордена, и так не слишком довольных политикой магистра. На собрании комтуров они низложили магистра и избрали вместо него из своих рядов ревельского комтура Иоганна Фрейтага фон Лорингхофена.

Благодаря выгодному географическому положению - путям сообщения по реке Брасла и дороге Рига-Тарту возле замка стремительно развилось поселение. Своим образованием городок Страупе также обязан оживленной Турайдской дороге. Возле замка в 1352 г. упоминается городок (stat to Rope), который в 1374 г. получил Рижские права города (Rygischen rechte). В то время это был третий или четвертый по величине город на территории нынешней Латвии. В 1356 г. Страупе стал Ганзейским городом. Членами Ганзейского торгового союза северогерманских городов были такие ливонские города, как Рига, Венден (ныне - Цесис), Волмар (Валмиера), Виндау (Вентспилс), Голдинген (Кулдига), Лемзаль (Лимбажи), Газенпот (Айзпуте), Кокенхузен (Кокнесе) и Рооп (Страупе).

Принадлежность Страупе к Ганзе нельзя считать случайной. Страупе в известной мере можно было считать конкурентом Цесиса, поскольку через него проходил торговый путь, по которому западноевропейские торговцы отправлялись в Россию в обход Цесиса. Однако значение Страупе не стоит преувеличивать. Даже в масштабах Ливонии это в течение всей средневековой эпохи был и оставался не слишком большой городок, самостоятельное значение которого в международной торговле было мало. Поэтому Страупе служило торговым центром в подчинении Риги, и местные торговцы действовали в интересах Риги. В документах XV в. упоминается страупский торговец Иоганнес Ротехозе, бывший посредником между Ригой и Страупским торговым краем.

Относительно дорог: с XV в. сохранился список дорог (в него, впрочем, включены данные более раннего времени), соединявших столицу Фландрии Брюгге с самыми разнообразными уголками Европы (многие ливонские города имели торговые связи с Фландрией). Среди прочих там упоминается и дорога через Прибалтику в Россию. От Риги она описывается следующим образом: "...Ryghe, Niewe moele, Martijns, Stroop, Waulmare, Hoppenboudt, Derpte, Ruchia" (В этом тексте легко заметить несколько хорошо известных мест: Рига, Новая мельница (Букулты), Страупе, Валмиера, Дерпт, Россия).

В различных исторических документах того времени чаще упоминается город, чем замок, и историю последнего надо рассматривать совместно с городом. Герб города Страупе был аналогичен родовому гербу феодалов фон Розенов. Город был окружен стенами, имел своего бургомистра, магистрат и печать. С двух сторон - с запада и с севера - город защищала река Брасла с ее глубокой долиной. С других двух сторон город защищал искусственно вырытый и наполненный водой ров и земляные валы. Остатки этой оборонительной системы хорошо видны на поверхности земли и сегодня.

Жители Страупе должны были платить пошлины фон Розенам, и т.к. Розены сдавали в ленное владение (т.е. отдавали в оброк) и дома в Страупе, то надо думать, что эти дома также принадлежали Розенам. Ремесленники тоже должны были отработать Розенам за лены и дома в Страупе. В уголовных делах следовало подчиняться приговору ленника, то есть Розена, поскольку, хотя область и принадлежала рижскому архиепископу, в городе распоряжался вассал, т.е. владелец замка. Точно так же съемщики городских домов по призыву владельца замка должны были идти на войну, а за неповиновение их владения отчуждались.

Страупе процветал в XV -XVI веках, этому способствовало судоходство по реке Брасла. Трудно поверить, что когда-то по судоходной реке Брасле, на берегах которой стоит Страупе, в Ригу шли груженные товаром суда... В те времена река была более полноводной, поскольку массовая подсечка лесов и мелиорация полей еще не уничтожили бесчисленных болот и болотцев, ручьев, ручейков и даже озер. Войны и эпидемии опустошили некогда цветущий город, который больше не возродился в прежнем качестве. Считается, что во время Северной войны он был окончательно разрушен и более не восстановлен. Ныне на месте старого города расстилается замковый парк, где растут местные и экзотические породы деревьев, например пихта бальзамическая. Чуть дальше находится средневековое кладбище, на котором захоронения производились вплоть до 18 в. Здесь установлен крест памяти умерших во время эпидемии чумы жителей Страупе.

В середине XV в. рижский архиепископ начал раздавать также т.н. лены "милости", однако первоначально число ленов такого типа было ограничено. Свое наиболее значительное владение - Страупе, даже могущественным Розенам удалось обратить в "милость" лишь в 1554 г.

Во время Ливонской войны в 1561 г. прекратила свое существование Ливонская конфедерация (Терра Мариана), большая часть ее территории была разделена между герцогствами Курляндским и Задвинским. Задвинское герцогство управлялось наместником Великого князя Литовского и короля польского. Лиелстраупский замок с округом в 1523 г. был отнят у династии Розенов, бывших лютеранами, и отдан ордену иезуитов в Цесисе, который устроил в Лиелстраупском замке женский монастырь.

Серьезные военные действия шведских войск в Лифляндии начались на рубеже 1600-1601 гг. В декабре 1600 г. они заняли Страупе. 16 июня 1601 г. поляки разбили шведов под Кокнесе и заняли Страупе, а после этого шведский полководец Иоганн, граф Нассау, с 8000 поляками снова Страупе отобрал. Однако шведы не смогли долго удерживать город и замок, поляки опять его отвоевали. Бедствия местного населения характеризует хроника Франца из Ниенстеда, в которой он описывает поход польской армии под командованием И. фон Фаренсбаха из Икшкиле и Кокнесе мимо Ропажи и Страупе в Цесис: "В этом походе бедствия переживали бедные люди. Их безжалостно жгли и пытали, все их имущество разграбили, все заборы и дома сожгли, так что они из-за ужасного голода толпами падали на землю и мерли. В селах и по дорогам они оставались лежать не погребенными..."

Во время польско-шведской войны 1600-1629 гг. город и замок сильно пострадали. В наши дни видна лишь небольшая средневековая часть замка, прочее было построено уже после этих разрушений. Владения пропольски настроенных помещиков конфисковали и отдавали сторонникам шведов. Таким путем без своего главного владения - усадьбы Страупе - остался род Розенов. В акте шведской ревизии 1624 г. указывается, что церковь стоит без крыши, замок разрушен и пуст, за исключением двух помещений, погреба и кухни, бани без крыши и двух риг. В 1625 г. шведский король Густав II Адольф подарил земли Страупе своему оберлейтенанту барону В. Валленштейну, который в 1629 г. продал их членам рода бывших управляющих Страупским имением фон Альбедилов, в руках которых Страупе оставалось вплоть до большой редукции имений в конце XVI в. В 1632 г. в Лиелстраупе правит Георг фон Альбедиль.

Уже через 10 лет замок был восстановлен из послевоенных руин. Он упоминается в акте ревизии 1638 г. Шведский король захотел провести т.н. редукцию имений в Видземе. Это означает, что у всех тех помещиков, у кого не было документов, удостоверяющих право собственности на имения, их имения становились государственными. Так права на Страупе утратили и Розены и Альбедилы.

В 1670 г. замковая церковь была преобразована в однонефную и вместо сводчатого получила горизонтальное перекрытие работы местного плотника Клавса с росписью (готические своды были оставлены только в хоре). В 1681 г. в пожаре пострадало внутренное убранство церкви, но уже в следующем году оно было приведено в порядок. В 1684 г. церковь сгорела вместе с замком. В разрушенном состоянии они находились целых 17 лет. Во время Северной войны (1700-1721) замок и церковь опять были разорены. Церковь долгое время стояла без крыши, пока ее не восстановили в 1730 г.

Есть прикольная, но лишенная документального основания версия о происхождении будущей российской императрицы Екатерины I из Страупе, столь живописно выведенная писателем И.И. Лажечниковым в романе “Последний Новик”: “Глик давно лишился жены и детей. Взамен их провидение послало ему такое существо, которое, пополнив все его утраты, подарило его лучшими утешениями в жизни. Это была воспитанница его, Катерина Рабе. Отец ее, служивший квартирмейстером в шведском Эльфсбургском полку, умер вскоре после ее рождения (в 1684 году). Мать ее была благородная лифляндка, по имени первого мужа, секретаря какого-то лифляндского суда, Мориц. Лишившись второго мужа, она из Гермунареда, что в Вестготландии, приехала по делам своим на родину с малолетнею дочерью своею (нашею героинею) в рингенское поместье господ Розен, где и скончалась в непродолжительном времени. Малютка осталась после нее круглою сиротой, не только без покровительства, но и без всякого призрения. Роопскому пастору Дауту случилось быть в Рингене; он взял ее к себе и дал ей убежище и содержание. В Роопе жила она несколько лет в унижении под тягостным господством пасторши, женщины злой и властолюбивой. Надобно было, чтобы судьба привела нашего доброго Глика в Рооп, чтобы он увидел худое обращение этой мегеры с бедным приемышем, в котором заметил необыкновенную кротость и ум. Он легко выпросил ее у госпожи Даут, бывшей полною властелиншей в доме. С десяти лет Катерина Рабе жила у мариенбургского патриарха. С того времени расцветал этот прелестный цвет под нежными попечениями второго отца ее.

С 1700 по 1721 гг. в Лифляндии бушевала Северная война. Уже в 1702 г. Страупский замок окружили русские войска. Надо сказать, что к тому времени военное значение Гросс-Роопский замок потерял. В первой половине 18 в. владельцы замка часто менялись. В 1704 г. владельцами стали Штакельберги. Информация об одном из владельцев Лиелстраупского замка:
Карл Адам фон Штакельберг (Carl Adam Freiherr von Stackelberg, 1669-1749), шведский генерал-лейтенант. Единственный сын шведского коменданта крепости Аренсбург на острове Эзель (ныне Курессааре на о. Сааремаа), ландрата и временного вице-наместника (Vize-Landshoefdings (Statthalter) Эзеля Маттиаса фон Штакельберга (Matthias von Stackelberg) и его супруги Ингеборг Груббе, урожденной фон Стирнфельд (Ingeborg Grubbe geb. von Stiernfield) родился 8 мая 1669 г. В 1686 г. поступил на шведскую военную службу, стал в 1687 г. прапорщиком, в 1690 г. лейтенантом и в 1693 г. ротмистром. Владелец имений Piddul, Ropacka, Thomel (Oesel) Alt-Woidoma, Gross-Roop, Royel und Karroll (Livland).

В 1721 г. Страупе в составе России. В 1723 г. замок купил генерал-фельдмаршал и генерал-губернатор Лифляндии граф Петр Ласси (Peadar de Lasa, Peter Lascy, Peter Lacy, Пётр Петрович Ласси, 1678-1751). Ласси считаелся по происхождению ирландцем, хотя это не совсем так. Его предок рыцарь Фульк де Беллем участвовал в завоевании Англии в 1066 г. под началом герцога Вильгельма (Гийома) Нормандского. Его сын Гуго женился на наследнице поместья Ласси в Нормандии. Спустя сто лет один из Ласси участвовал в завоевании Ирландии королем Англии Генрихом II, получил там земли. И в 1700 г. его потомок поступил на службу к русскому царю Петру I.

Петр Ласси восстанавливал Лиелстраупский замок целых 20 лет, с 1723 по 1743 г. К жилому корпусу были пристроены фронтон и портал в стиле барокко, возведены мансардные крыши. Фасад главного корпуса получил бароккальный щипец, а башня-донжон - куполовидное завершение (кивер), над которым разместилась аркадная галерея и маленький восьмиугольный купол с венчающим шпилем. На шпиле был установлен флюгер с кованой датой "1743". Многие отмечают, что похожий бароккальный кивер можно видеть у Домского собора в Риге. Частично исчезли защитные стены в восточной стороне. Типичные признаки стиля барокко получили как художественно-архитектонический облик всего замка, так и внутренняя отделка.

После Ласси замок отошел к камердинеру Петру фон Фитингхофу, продавшему затем замок генерал-губернатору Риги Георг Броуну. Юрий Юрьевич (как его звали в России) Броун был на двадцать лет моложе фельдмарщала де Ласси, но также вел свой род от рыцаря, участвовавшего в главном походе Вильгельма Завоевателя, а один из предков Броуна получил земли в Ирландии от Генриха II. Георг Броун в 1730 г. поступил на русскую службу, участвовал во многих сражениях, дослужился до генерал-аншефа, получил графский титул и в 1762 г. был назначен Лифляндским генерал-губернатором. Если его биография и отличается от биографии Ласси, то лишь в деталях. По крайней мере, несколько лет Броун служил под началом Ласси, да вдобавок был женат на его дочери. Возможно, это и было основной причиной покупки замка.

Следующим владельцем Лиелстраупского замка стал граф Кристоф Генрих Фридрих фон Зольм унд Текленберг, который в 1797 г. заложил имение секретарю И.Б. Мюллеру, который по цессионному договору передал его Российскому императору Павлу I. Это означает, что граф Кристоф Генрих под залог Гросс-Роопа наделал долгов, расплатиться не смог, и замок отобрали в казну. Шестьдесят лет Гросс Рооп в качестве казенного имущества приходил в упадок. При этом интересно, что во дворе замка в честь Павла I было посажено дерево его имени. Фрагмент дерева можно увидеть на этом старом фото:

В замке еще оставались остатки прежней роскоши: помещения в нем были обиты золоченой кожей, покрыты дорогими тканями, на полах сверкал мрамор и паркет. На оковках дверей блестела медь и латунь, а тепло давали расписные изразцовые печи. Однако замок требовал основательного капитального ремонта, когда российский император Александр II в 1857 г. продал имение генерал-лейтенанту барону Иоганну Густаву фон Розену, который в 1866 г. закрепил за ним звание майората - родовой усадьбы. Так Лиелстраупский замок снова вернулся к фон Розенам. О чем говорится и на памятной плите под гербом с тремя розами над воротами замка, где сообщается о том, что в 1263 г. замок построил Фабиан фон Розен, в 1625 г. шведский король Густав Адольф секвестровал собственность Розенов., а в 1856 г. царь Александр II из особой милости продал старое родовое имущество генерал-лейтенанту Розену.

Именно при Розене в 1864 г. в Лифляндской губернии, в Дикли и Страупе, основаны первые латышские певческие общества. В Дикли прошел первый концерт объединенных хоров. Отсюда пошла традиция Праздников песни в Латвии.

Но вернемся к замку. Ни один замок не обходился без хозяйственных построек и здесь они первоначально были построены из дерева. В XIX в. они были снесены и построены каменные. А те из которых сохранились, подверглись значительным перестройкам. В начале XX в. в Страупе была печь по обжигу кирпича и лесопилка.

В доме челяди Лиелстраупского замка 25 мая 1888 г. родился Арвед Швабе, писатель и поэт, профессор истории Латвийского университета, написавший ок. 48 книг и 437 научных и научно-популярных статей, отредактировавший 22 тома Латышского конверсационного (энциклопедического) словаря. Умер в 1959 г. в Стокгольме. На работы Швабе есть ссылки и на этой веб-странице о Лиелстраупском замке.

После работ французского исследователя Виолле-ле-Дюка в обществе проснулся интерес к средневековому наследию. В частности, в Прибалтике обмерами памятников средневековой архитектуры в конце 19 в. занимался доцент строительного факультета Тартуского университета архитектор Р. Гулеке. После 15 лет долгой систематической работы он издал сборник изображений Alt-Livland. Работа была издана в Германии тиражом 210 экземпляров, но предусмотренный текстовой том не вышел. Значительная часть сборника изображений Гулеке посвящена Эстонии. Среди латвийских средневековых памятников он измерил множество замковых капелл и церквей, в т.ч. церкви в Лиелстраупе. Другие местные "краеведы" около 1900 г. взломали двери замковой башни и нашли вход в подземелье, где были обнаружены человеческие кости и скелеты, а так же хорошо сохранившиеся старинное оружие - палицы и дубины.

8 декабря 1905 г. замок был сожжен, по одной из версий - замок сожгли революционеры в 1905 г., по другой - пожар был устроен по указанию самого барона Ханса фон Розена, с целью получить большую сумму денег по страховке. Косвенно на это указывает то, что перед этим барон вывез из замка в Ригу некоторое имущество. Сгорели деревянные постройки, крыша, однако каменные стены от огня не пострадали. А. Швабе, будучи 17-летним юношей, стал очевидцем пожара и видел, как обрушилась башня. Там Розены хранили архив своей области, в т.ч. документы 13 века. Часть документации тогда сгорела. Позднее, во время карательной экспедиции, поджигатели были пойманы и заключены в тюрьму.

В 1906-1910 гг. замок был восстановлен в почти первоначальном виде (кроме корпуса между замком и церковью) и частично модернизирован. В восстановлении принимали участие архитектор Вильгельм Бокслаф (1858-1945), скульптор Август Фольц и другие прославленные рижские мастера. Штукатурные украшения на потолках внутренних помещений заново создавал известный рижский скульптор А. Фольц по аналогам соответствующей эпохи. Одной из самых трудных работ было восстановление дубовых окон и дверей каждого отличающегося по своим размерам проема. Это выполнила строительная фирма Р. Хойзермана.

В. Бокслаф восстановил бароккальные интерьеры по просьбе барона фон Розена («чтобы было как до пожара»). Безвозвратно пришедшие в негодность печи стиля барокко заменили новыми, которые изготовили на керамической фабрике Целма и Бема. Во многих помещениях были установлены печи, которые вывезли из сносимого в Риге дома на ул. Мелнгалвью (Melngalvju). По другим сведениям, приобрели лишь одну оригинальную печь эпохи барокко, которая до того находилась в каком-то сносимом доме в Старой Риге. Ее установили в библиотечном помещении в башне. Корпус, соединявший замок с церковью, был одноэтажным и лишь после реставрации был перестроен в двухэтажный), отчего ныне частично закрывает башню. Также были построены веранда, терраса, многие наружные стены перестроены в технике фахверка.

О восстановлении замка хорошо написано у Д. Бругиса, привожу перевод фрагмента: Своеобразный расцвет необарокко в интерьерах замков Латвии пережило в начале XX в., особенно после 1905 г. Обращение к формам барокко определял не столько свободный выбор, сколько желание восстановить облик внутренних помещений сгоревших замков, характерный для конца XVII - начала XVIII вв. Следует помнить, что многие латвийские замки, разоренные во время революции (в основном средневековые замки) именно в эпоху барокко приобрели роскошную внутреннюю отделку. Наиболее характерными примерами в этом смысле стали интерьеры восстановленных архитектором В.-Л.-Н. Бокслафом интерьеры Лиелстраупского и Яунпилсского замков, где в пределах возможностей осуществлялась попытка восстановить утраченную барочную отделку.

Очевидно, значительное впечатление на почерк архитектора В.-Л.-Н. Бокслафа произвела и реставраторская деятельность, которая заставила углубиться в наследие старинной архитектуры Латвии и освоить его традиции. Начиная с участия в восстановлении Домского собора еще в студенческие годы, Бокслаф всегда охотно участвовал в различных реставрационно-проектных работах, большая часть которых была связана с восстановлением замков. После событий 1905 г. архитектору открылось широкое поле деятельности в этой области. Наиболее значительной или хотя бы теоретически глубже всего разработанной реставраторской удачей Бокслафа следует признать его работу по восстановлению Лиелстраупского замка, оконченную в 1909 г. Процесс и принципы восстановления замка подробно описал сам автор, заодно восторгаясь иррациональной структурой старинного здания и кажущейся нелогичной планировкой, каковую, по его мнению, "ум ученого архитектора, где господствует дух полезности и удобства, никогда бы не смог выдумать".

Восстановление Лиелстраупского замка превосходно открыло эстетическое мышление не только автора проекта, но и заказчика. По замыслу владельца замка Ганса фон Розена, старинное здание нужно было восстановить не в его первоначальном средневековом виде, что еще во второй половине XIX в. в условиях тюдоровской неоготики казалось бы вполне заманчивым, но максимально близко тому облику, который здание приобрело около середины XVIII в. в ходе множества перестроек. С одной стороны, таким образом, выражалась характерная для этапа неоклассицизма смена исторических ориентиров, а с другой - открыто признавалась самоценность исторического здания в ходе всего времени его существования в изменчивом и стилистически неоднородном результате.

Свою задачу Бокслаф выполнил, доказав отличное понимание и чувство стиля. В помощь были взяты и фотографии, и свидетельства очевидцев, и все возможные старинные изографические материалы. При использовании рисунков И.-К. Бротце была восстановлена в первоначальном виде крыша мансарды корпуса, построенного со стороны пруда, которая после пожара в XIX в. приобрела упрощенный двускатный силуэт. Башня вернула свое барочное завершение в виде купола с открытой галереей. В интерьерах, подобно тому, как снаружи здания, архитектор стремился максимально восстановить роскошную барочную отделку времен графа П. Ласси.

Как подчеркнул Х. Пиранг, после восстановления замок оставлял впечатление, "как будто он построен после Северной войны". Используя увиденные в домах Старой Риги типичные для Латвии потолочные профилирования первой половины XVIII в., изготовив по конкретному образцу резные дубовые створки дверей с барочными филенками и разработав подобным образом все прочие детали, в замке с удивительной точностью были имитированы интерьеры начала XVIII в., к тому же они не были позаимствованы с западноевропейских образцов, а полностью коренились в местном строительном искусстве. Прецедентом подлинно современного реставраторского мышления следует считать идею Бокслафа о перемещении в замок из дома в Старой Риге аутентичной расписной изразцовой печи XVIII в., которая была успешно реализована.

При восстановлении Лиелстраупского замка, конечно же, была отдана дань требованиям эпохи к удобствам и комфорту. Снаружи здания это проявилось как фахверковые пристройки во дворе и стилистически не соответствующее крыльцо со стороны парка. Как компромисс желаемого и возможного следует оценивать также встроенные в помещениях массово производимые в свое время печи, которые не вполне соответствовали общему направлению интерьеров. Однако, учитывая то, что замок восстанавливался не для музея, а как реальное жилое здание, его реставрация должна считаться очень корректной и удачной.

Лиелстраупский замок может служить интересным примером сооружения здания в современных условиях разделения труда. По сведениям, приводимым Бокслафом, работу каменщика производил подрядчик Й. Фелдманис, плотницкие работы - Э. Купсе с бригадиром Дрешманисом, а столярные работы - фирма R. Hausermann. Водопровод и канализацию в замке проводила фирма W.F.Petersohn, черепичную крышу укладывала фирма Karl Meier und Sohn, а медную крышу и водосточные трубы по старинным образцам изготовил кровельщик А. Маршиц. Просто и со вкусом выполнила покраску и лакировку помещений рижская фирма Rudolf Petersohn, а слесарные работы выполнила мастерская Даулса. Как производитель работ по стукко и штукатурке упоминается почти неизменная в такого рода мероприятиях мастерская Аугуста Фольца, а доставку и установку печей осуществила фирма Celms un Bёms. Все названные ремесленники и предприятия были из Риги. Исключение составлял лишь страупский сапожник, фотограф и дантист Айде, который установил шпиль башни и часы. Флюгер с датой "1743" был выкован тут же, в кузнице поместья.

На часах хотелось бы остановиться отдельно. По лестнице, встроенной в стене башни, можно попасть в помещение, где время отсчитывают часы, изготовленные страупским часовым мастером Айде. В 1909 г. в окне замковой башни разместились часы деревянной конструкции, отбивавшие время почасно. Их сделал талантливый мастер-самоучка Э. Айде (1868-1958). Э. Айде во время 1-й мировой войны осуществлял надзор за настенными часами Таврического дворца и др., после Октябрьской революции - в кабинете В.И. Ленина, позднее - на Рижской радиостанции.

О церкви Лиелстраупского замка. Как уже говорилось, в 14 в. у восточной стены замка была построена церковь, первоначально трехнефная со сводчатым перекрытием, сохранившимся в алтарной части. В 17 и 18 вв. церковь горела и разорялась, в 1726-1730 гг. началось ее восстановление. Опоры во время ремонта были снесены и церковь стала однонефная, т.н. зального типа, с деревянным перекрытием, на котором фрагментарно сохранилась бароккальная живопись. В 1739 г. церковь приобрела расписанный орнаментом из акантов и цветочных гирлянд деревянный потолок, изготовление которого финансировала графиня Шарлотта фон Левенвольде, урожденная фон Розен. В 1938 г. по проекту архитектора П. Аренда под этим потолком устроены новые деревянные своды.

В церкви можно увидеть также семь картин 18 века, украшающих филенки кафедры (1739), двенадцать живописных изображений апостолов и евангелистов на ограждении органного хора (конец 17 в.), сам большой орган, установленный в 1911 г., малый орган, на котором в свое время репетировал композитор Эмилс Дарзиньш (1875-1910) в Рижской церкви св. Павла.

Особое внимание в церкви привлекают витражи, изготовленные по рисункам известного латышского художника Сигизмунда Видбергса в 1940-1941 гг. О появлении этих витражей в церкви рассказал пастор Э. Ланге: "Летом 1943 г. были конфирмованы трое детей К. Фромхолда. Его сельский дом был “Звайзгнес” в Ледурге, а в Риге ему принадлежало крупное стекольное предприятие на ул. Бривибас... он изъявил желание подарить 5 окон цветного стекла... община должна была найти художника, чтобы тот дал соответствующие рисунки. Это была бы память его жены, увезенной в Сибирь. Он предложил... С. Видбергса, который был согласен дать рисунки, если бы мы указали, какие мотивы хотим видеть на окнах. Выбрали три религиозных: Рождество Христово, Христос на кресте и Вознесение Христа. Светские: депортированным 14 июня и павшим бойцам... За каждый рисунок на окне С. Видбергс запросил 500 марок. Денег он не хотел, ему нужны были продукты на эту сумму. Правление было согласно передать их в Страупе на автобусной остановке, и С. Видбергс сам, на свой страх и риск, должен был доставить их в Ригу (оккупационные власти запретили поставку в города каких-либо продуктов, за нарушение грозило суровое наказание, вплоть до расстрела). Окна в мастерской К. Фромхолда изготовил художник Фрейрат. Первые 3 окна в 1944 г. отвезли в Страупе и поставили в гардеробной пастора. Окно в память депортации 14 июня осталось в Риге. Два из привезенных окон установлены в церкви. Где третье?"

Третье окно так и не было установлено в церкви, вместо него витраж работы Н. Цесниеце. После второй мировой войны, когда церковь не действовала, алтарная картина работы дрезденского профессора Бэра была снята, но уничтожена не была и после реставрации вернулась на свое место.

В церкви находится надгробный камень Георга фон Розена (ок. 1590 г.) и владельца замка Мазстраупе барона Карла Густава Левенвольде. Вассал Рижского архиепископа на ливском конце Георг Розен изображен на надгробной плите в виде рельефной фигуры, считающейся одним из лучших образцов скульптуры в Ливонии стиля маньеризма. Над изображением высечена надпись: “Anno Dominis 1590. ist der edle und gestrenge Herr George von Rosen zu Rope und Mojan in Gott christlich und seliglich endschlaffen mit diesen nachfolgenden Worten: “Herre nun lesses du deinen Diener im Friede fahren, denn meine Augen haben deinen Heiland gesehen”.” Левая рука у лба, правая на груди, держа перчатку; в стороне меч. На обеих сторонах плиты - родовой герб Розенов - три розы.

В алтарной части церкви находится мраморная плита, на которой выгравированы имена 97 прихожан Страупской церкви, погибших в 1914-1920 гг. за освобождение Латвии. Плита установлена в 1951 г. К стене церкви прикреплена доска в знак благодарности за активную многолетнюю работу органисту, дирижеру Страупского хора, заведующему приходской школой Дионисию Гарклавсу. В склепе под церковью Лиелстраупского замка покоятся члены династии помещиков Лиелстраупе, Мазстраупе, Розулы, Аугстрозе, Риебини, Ауциемса и Сталбе. Только когда русское правительство в 1773 г. запретило хоронить умерших в церквах, помещики устроили для себя кладбища и построили часовни.

Согласно легенде, в стене церкви была заживо замурована девушка. Во время капитального ремонта в 1938 г., левее от входной двери церкви, была обнаружена замурованная ниша, в которой нашли жертвы строительству: остатки деревянного ящичка, дверную петлю и ручку, в другом месте - горох, гречку, рожь, а также человеческие кости. (Неужели придется обобщить легенды о замуровывании в стены церквей невинных девушек, поскольку в стене Арайшской церкви в Цесисском районе также была подобная находка замурованного человека.)

Кстати, в Лиелстраупе можно увидеть уникальное явление - на некотором расстоянии (ок. 100 м) от церкви в замковом парке видна деревянная колокольня (1848 или 1849 г.) - единственная в своем роде в Видземе, т.к. она построена отдельно от самой церкви и замка. Складывается впечатление, что большую башню Лиелстраупского замка многие считают принадлежащей церкви. На самом же деле у церкви башни не было, как обычно бывало у замковых капелл орденских и епископских замков Ливонии. Поэтому со временем была построена колокольня, звон колокола которой созывал прихожан на молитву, поскольку символическое значение звона стало таковым лишь позднее.

Страупская колокольня - единственное здание такого рода в Латвии. Первоначально она находилась впритык к церкви, но в 1684 г. деревянная колокольня загорелась, огонь перебросился на близлежащие постройки - сгорели церковь и замок. Когда была построена первая колокольня, сведений нет, но в протоколе визитации 1684 г. значится, что ее следует построить заново, что указывает на то, что она существовала до этого года. Т.к. здание было деревянным, оно быстро приходило в негодность, и его часто приходилось строить заново. Нынешнее здание колокольни построено в 1848 г. и многократно ремонтировалось.

Первый известный колокол церкви подарила супруга Х.-Георга Хиля Анна-Доротея в 1661 г. Наверное, он оказался чересчур мал, или с ним произошло какое-то несчастье, потому что через 8 лет был подарен новый. В 1684 г. при пожаре колокольни колокол расплавился, но из его остатков был отлит новый.

Когда во время Северной войны русские войска в 1702 г. приближались к Страупе, колокол был снят и утоплен в озере Пурицас, чтобы он не достался русским, поскольку было известно распоряжение царя Петра I переливать все колокола в пушечные ядра. Когда опасность войны миновала, колокол вытащили со дна озера и вернули на прежнее место. В 1772 г. колокол лопнул, поэтому в 1779 г. был перелит заново. Обходились ли эти 7 лет жители Страупе без колокольного звона (что маловероятно) или слушали лопнувший колокол, неизвестно. Перелитый колокол до сих пор висит на колокольне.

Рядом с замком находится двухэтажное здание, т. н. малый замок. Согласно легенде, он построен для кого-то из Розенов, кто взял жену из низшего сословия. Чтобы высокородным господам не приходилось каждый день сталкиваться с подобной persona non grata, для этой пары якобы был построен малый замок. На территории форбурга еще сохранился птичник, сильно обстроенный различными пристройками. На месте бывшего хлева построен жилой дом с квартирами. Бывшая корчма при замке также перестроена под квартиры. Лучше всего со времен старины сохранились оборонительные рвы, восстановленный каскад прудов. Возле одного из прудов можно увидеть вход в бывший винный погреб.

В 1939 г. владельцы замка фон Розены репатриировались в Германию. Замок во время Второй мировой войны не пострадал, что удивительно. Но никаких подробностей о том, что в нем было во время войны, найти не удалось.

Страупе как значительный населенный пункт возродился в советское время, когда он стал центром колхоза им. Ленина. После второй мировой войны в замке с 1949 по 1959 г. размещалось управление Лиелстраупской машинно-тракторной станции. В замке также были устроены учебные помещения и общежитие для трактористов, а в бывшей конюшне имения - мастерские. Около 1960 г. в замке также разместилась школа-курсы для совхозных строителей.

В 1963 г. в Лиелстраупском замке оборудовали психоневрологическую больницу принудительного лечения на 120 мест, подчиненную МВД. Главврачом был Леон Самойленко. В военный и послевоенный период уходу за помещениями уделялось мало внимания, поэтому они находились в аварийном состоянии. Когда в Лиелстраупском замке устроили больницу, многие размещавшиеся там больные имели исключительно низкое моральное сознание. Они по воскресеньям, когда не было трудовой профилактики, бездеятельно слонялись по окрестностям. Люди рассказывали, что кто-то из этих больных поджег гробы в подвале часовни. Захоронения горели и тлели, распространяя в окрестностях неприятный запах, много месяцев.

В 1966 г. главным врачом больницы был назначен Янис Страздиньш. В 1966-1970 г. замок был частично отремонтирован, много усилий в восстановлении замка и церкви приложили врачи Даце и Янис Страздиньши, свои ремесленные и художественные навыки применили многие пациенты. Консультантами во время восстановительных работ были специалисты министерства культуры, архитекторы Леон Плауциньш, Юрий Васильев, Александр Бирзениекс, Андрей Холцманис, директор Рундальского дворца Имант Ланцманис. Благодаря им в замке до сих пор сохранились глазурованные печи начала ХХ в., дубовые лестница, паркет и створки дверей. В башне сохранились часы из деревянных деталей.

Республиканская Лиелстраупская психоневрологическая больница была преобразована в первую специализированную наркологическую больницу в Латвии. По слухам сюда приезжали лечиться сильные мира сего. С 1974 г. больницу возглавил врач Эмилиан Броканс, затем главным врачом был назначен Эрик Капземс. Во время его работы больницу ремонтировал и строительные работы проводил завхоз Янис Ионасс (Jonass). Больничное хозяйство было обширным: жилые дома работников, хозяйственные сооружения, технические. В 1975 г. новые крыши настелили в Малом замке, колокольной башне и домах "Имантас" и "Путну". В этом же году основали дом садоводства, капитально отремонтировали концертный зал, оборудовали музей и его экспозицию. В 1977 г., благоустраивая окрестности, ремесленники выковали металлические фонари для наружных стен, создали декоративные доски объявлений, планшеты об исторических фактах истории Страупе и информативные указатели, вырезанные в дереве. К сожалению, ничего из этого до наших дней не дошло.

В 1980 г. один год больницей руководил врач Янис Цаунитис, которого затем сменил Эрик Капземс, остававшийся на посту до самой смерти. В 1987 г. главврачом Страупской наркологической больницы начал работать Виестурс Рудзитис. При нем было больше внимания уделено знакомству с зарубежным опытом и методам лечения. К сожалению, недостаток финансирования не позволил осуществиться многим проектам.

В 1994 г. больницу возглавил Эдмунд Рудзитис. В это время больница смогла преодолеть финансовый кризис, была сертифицирована и сменила название на Valsts SIA Straupes narkoloģiskā slimnīca. В 1994 г. здесь принимали около 3000 пациентов в год, число работников 65 человек. Позднее Эдмунд Рудзитис с 2008 г. до самой смерти работал врачом наркологом. В 2009 г. он был награжден Орденом Трех звезд.

В замке и в настоящее время находится наркологическая больница и из внутренних помещений доступна лишь церковь, а также наружный осмотр замка. Кому нужно, вот контакты:

Старинность замка и живописные окрестности притягивали работников кинематографа, поэтому здесь было снято много художественных фильмов Рижской киностудии, например, “Каугуриеши”, “Кола Брюньон”, “Бредущий по болоту”, “Если мы все это перенесем” (“Робежниеки”) и много кинолент студии “Мосфильм” и других киностудий бывшего СССР, в частности, "Женщина в белом".

Банк Латвии в рамках международной программы «Hanzas Pilsetas» («Ганзейские города») выпустил памятную серебряную монету достоинством 1 лат, посвященную городу Страупе, с изображением Лиелстраупского замка. Над ним справа полукругом вычеканена надпись "СТРАУПЕ", в нижней части монеты расположено отражение корабля ганзейского времени с деревьями по обеим сторонам, под ними полукругом надпись "ГАНЗЕЙСКИЙ ГОРОД" (на латышском языке). На сайте Банка Латвии говорится, что на монете изображение замковой церкви, однако это не совсем так - церковь там видна лишь фрагментарно - часть крыши и алтарной стены (на рисунке показано розовым):

ПРИЛОЖЕНИЕ: легенды о замке

В народе есть предание, что от сводов гробницы лютеранской церкви общины Лиелстраупе идет подземный ход в бывший замок Мазстраупе, пересекая понизу реку Брасла, где во времена рыцарей перемещалось войско из одного замка в другой.

Как гласит легенда, в подвалах Лиелстраупского замка спрятаны ценности. В одном из погребов якобы есть железный ящик, на котором сидит большая чёрная собака с горящими глазами и ни кого близко не подпускает. Но однажды туда пробрался человек, и ему удалось вынести большой серебряный фонарь, но после этого он онемел и не смог ни чего рассказать об это собаке.

ПРИЛОЖЕНИЕ 2: надгробные плиты баронов фон Розен, выставленные во дворе замка возле церкви

После того, как на местном кладбище случился акт вандализма, плиты перенесли во двор Лиелстраупского замка, где они были сфотографированы в 2005 г. Судя по надписям на плитах, несколько человек либо рождены, либо умерли в Санкт- Петербурге и Новгороде.






Использованные источники:

I. Šterns “Latvijas vēsture 1290-1500” Latvija; “Daugava” 1997
“Latvijas 12. gadsimta beigu - 17. gadsimta vācu piļu leksikons” Rīga, Latvijas vēstures institūta apgāds, 2004
I. Ose “Latvijas viduslaiku pilis. II. Latvijas viduslaiku piļu pētniecība 18.-20. gadsimtā” Rīga; Latvijas vēstures institūta apgāds, 2001
J. Apals “Arheoloģiskie pieminekli Gaujas nacionalajā parkā” Rīga: Zinātne, 1986
Dainis Bruģis “Historisma pilis Latvijā” Sorosa fonds - Latvija, 1996
Roberts Alksnis “Straupe laiku lokos” Valmiera, "Lapa", 1997
J. Vaivods “Katoļu baznīcas vēsture Latvijā” Rīga, Rīgas Metropolijas kūrija, 1994
A. Švābe “Latvijas vēsture. 1. daļa” Rīga; “Avots” 1990
J. Krastiņš, I. Strautmanis, J. Dripe “Latvijas arhitektūra no senatnes līdz mūsdienām” Rīga, “Izdevniecība BALTIKA” 1998
D. Vasmanis “Cēsu novada pagātnes ainas” Cēsis, Cēsu muzeju apvienība 1996
D. Vasmanis “Cēsu pils: tās saimnieki un iemītnieki gadsimtu gaitā” Cēsis; Cēsu muzeju apvienība 1997
Indulis Ķēņiņš “Rīga. Latvija. Svarīgākie notikumi gadskaitļos Rīgas un Latvijas vēsturē” Rīga, "Zvaigzne ABC", 1999
A. Plaudis “Dīvainā tēvzeme” Rīga; “Avots” 1999
A. Anspaks “Cēsis” Rīga; “Avots” 1982
Rita Vētra “Sigulda” Rīga, Latvijas valsts izdevniecība, 1956
“Latvijas Tūrisma Ceļvedis” Rīga, 1998
“Latviešu tautas teikas: Vēsturiskās teikas” Rīga: Zinātne, 1988
Ю.М. Васильев и др. “Белоруссия. Литва. Латвия. Эстония. Справочник-путеводитель” М., “Искусство” Лейпциг “Эдицион” 1986
В. Анисимова, В. Канале, Х. Строд “История Латвийской ССР” Рига, “Звайгзне” 1975
“Советская Латвия” (энциклопедия) Рига Гл. ред. энц. 1985
“Путешествуем по Латвии с LMT” Рига 1999
А. Анспак “Цесис. Путеводитель по городу и его окрестностям” Рига; Латгосиздат 1960
И.И. Лажечников “Последний Новик” М; “Правда” 1983
Л. Пурс “Крест над городищем” Р., “Лиесма” 1986
http://www.pilis.lv/tulk_ru/view.php?id=2280&prop_id=257
http://www.pilis.lv/a_pnm/view.php?id=2280&prop_id=257
http://www.ambermarks.com/_Pieminekli/GarieApraksti/CesuRaj/StraupesPag/EStraupes_vid_pils.htm
http://www.ambermarks.com/_Pieminekli/GarieApraksti/CesuRaj/StraupesPag/Straupes_vid_pils.htm
http://www.straupesslimnica.lv/straupes-narkologiska-slimnica/straupes-slimnicas-vesture
http://www.straupesslimnica.lv/?p=9151&lang=1528
http://www.zudusilatvija.lv/objects/subject/1597/
http://www.von-stackelberg.de/Personen.htm
http://www.world-art.ru/architecture/architecture.php?id=6077
http://www.ms-visucom.de/cgi-bin/ebidat.pl?id=4450
http://www.bank.lv/lat/main/lvnaud/jubmon/smp/hp/index.php?44287
http://www.baznica.info/modules.php?name=News&file=article&sid=2922
http://www.vietas.lv/objekts/lielstraupes_pils/
http://www.draugiem.lv/straupespils/places_stories/item/590
http://www.fotoblog.lv/rep/22053/?cid=10
http://ru.wikipedia.org/wiki/Страупе
http://www.tournet.lv/page.php?id=187

Посмотреть ссылки на сайты о замке и обсудить их на нашем форуме

Фотогалерея замка
Фото Р. Римша (2013 г.)

Фото Р. Римша (1999 г.)

Фото Р. Римша (2004 г.)

Фото Р. Римша (2005 г.)

Фото Дм. Попова
(2004 г.)

Фото Валерия Смолика
(2005 г.)

Фото В. Смолика
(2006 г.)

Фото В. Смолика
(2008 г.)

Фото В. Смолика
(2013 г.)

Фото Виктора Римша (2006 г.)

Планы замка

Старые фото

Интерьеры

Местонахождение

Виды замка на разных предметах

Гербы рода фон Розен

Книги по теме

Замок в кино

© Дизайн Ренаты Римша