Главное меню
Главная
Наш форум

Замки Латвии
Латвия - главная
Состояние замков
Каталог замков
Карта
Фотогалерея

Алсунга - Алшванген
Алтене - Алтона
Арайши I - Арраш
Арайши II - Арраш-2
Арлава - Эрвален
Асоте - Асутен
Аугстрозе - Хохрозен
Бабите - Бабот
Балтава - Балтов
Бауска - Бауске
Берзауне - Берзон
Борнсминде - Борнсмюнде
Брамберге - Бранденбург
Вайнижи - Вайнзель
Валмиера - Волмар
Вентспилс - Виндау
Гробиня - Гробин
Даугавпилс - Алт-Дюнабург
Даугавпилс - Дюнабург
Дзербене - Сербен
Дигная - Дубена
Добе - Добен
Добеле - Доблен
Доле I - Алт-Дален
Доле II - Дален
Дрога - Дроген
Дундага - Донданген
Дурбе I - Линдале
Дурбе - Дурбен
Елгава - Митау
Заубе - Юргенсбург
Индрица - Недериц
Калнамуйжа -Хофцумберге
Кандава - Кандау
Каупре - Абельхоф
Кокнесе - Кокенхузен
Краслава - Креславка
Крустпилс - Крейцбург
Кулдига - Голдинген
Лиелстраупе - Гросс-Рооп
Лиепая - Лива
Локстене - Локстен
Лудза - Лудзен
Мазстраупе - Кляйн-Рооп
Маконькалнс - Фолкенберг
Малпилс - Лембург
Мартиньсала - Гольм
Набе - Наббен
Нурмуйжа - Нурмхузен
Пекас калнс - Каугерсгоф
Прейли - Прели
Приекуле - Преекульн
Рауна - Алт-Ронненбург
Рауна - Ронненбург
Резекне - Розиттен
Рига - все замки
Розбеки - Розенбек
Рундале - Руэнталь
Сабиле - Цабельн
Сака - Сакенхаузен
Светкалнс - Хайлигенберг
Свитене - Швиттен
Сигулда - Зегеволд
Стенде - Стенден
Сунтажи - Сунцель
Талси I - Алт-Талсен
Талси II - Талсен
Тервете - Терветтен
Тукумс - Туккум
Турайда - Трейден
Цесвайне - Зессвеген
Цесис I - Алт-Венден
Цесис II - Венден
Цирава - Цирау
Шлокенбека - Шлокенбек
Эдоле - Эдвален
Эмбуте - Амботен
Яунпилс - Нойенбург

Другие замки
Замки Эстонии
Замки Литвы
Другие страны

Статьи по теме:

О замке на форуме

Замок Мартиньсала (Гольм - Holme)

(1186)

Фото Валерия Смолика, 2008 г.

В разных источниках этот замок называется по-разному - Мартиньсала, Вецсаласпилс, Саласпилс I, Гольм, Алт-Кирхгольм, в зависимости от языка источника, приоритетов исследователей и т.п. Мы решили придерживаться наиболее распространенных версий: немецкого первоначального названия в русской транскриции Гольм (Holme) и латышского Мартиньсала (о. Мартина) по названию острова, где замок находился. Замок строился при епископе Мейнарде в конце XII века на острове Мартиньсала и был вторым замком епископа после Икшкильского (1186-1195). Остров находился перед островом Доле, ближе к правому берегу Даугавы, ныне затоплен и находится под водами водохранилища Рижской ГЭС. Когда уровень воды в водохранилище понижается, можно видеть над водой остатки замка.

Ливы - народность финно-угорского происхождения - упоминаются в письменном памятнике XI в. - в летописи Нестора под названием «либь». Более подробные сведения о ливах дают обе летописи XIII в. - «Хроника Ливонии» и «Рифмованная хроника». Они называют ливов «Lyvones» или «Liwen». Письменные источники различают четыре крупных области, населенные ливами: район низовьев Даугавы, Турайду, Метсеполе и Идумею. Область придаугавских ливов (Lyvones... circa Dunam habitantes), которых иногда называли также вейналами (Veinalenses), простиралась от Рижского залива на западе вдоль Даугавы вверх по течению до Айзкраукле. Хроника отмечает также Саласпилс (Holme), Икшкиле (Ykeskola) и Лиелварде (Lenewarden). Судя по письменным источникам XII-XIII вв., под названием Holme объединялась территория ливов, охватывавшая острова Доле и Мартыня и правый берег реки Даугавы в районе нынешнего поселка Саласпилс (Bielenstein, 1892, стр. 42-43; Sb. Rig., 1897, стр. 7).

Окрестности Саласпилса - один из самых старых населенных в Латвии. В период с X по XV век регион был населен ливскими и балтскими племенами. Островок Сала или позднее Мартиньсала, имел площадь каких-то 0,5 кв. м., 250х600 м. Находился очень близко к берегу, здесь было место проживания древних племен, населявших берега Даугавы. Здесь были найдены предметы, относящиеся, как к каменному веку, так и к раннему и среднему периоду железного века, а также украшения, датированные началом первого тысячелетия нашей эры. Во времена прихода немцев здесь располагался большой поселок ливов со срубовыми строениями, углубленными в землю, очагами и ямами для хранения продуктов. Островок находился на географически выгодном месте и поэтому, возможно, был важным экономическим и политическим центром. Его жители могли контролировать как сплавляющихся вниз по реке, так и тех, кто плыл против течения.

Древнейшие сведения о населенном месте в Саласпилсе связаны с концом 12 в. - в хронике Генриха Латвийского в 1186 г. упомянут построенный замок и церковь в селении ливов Сала как второй укрепленный пункт епископа Мейнарда в долине Даугавы. Остров Сала (Holme, Holma, Holmia) получил название Мартиньсала по церкви во имя св. Мартина, находившейся рядом с замком. Впрочем, название “Мартиньсала” констатировано в литературе лишь с XVII в. До этого он назывался просто Сала, с середины XIII в. - Базницас сала (Kirchholm) - см. хронику Генриха Латвийского. Для основы данного рассказа о замке Мартиньсала приняты публикации Э. Мугуревича, дополненные информацией из других источников (см. ниже).

Остров Мартиньсала, где был построен каменный замок, до затопления находился в стратегически выгодном месте в 20 км от Риги рядом с о. Долес, где оба эти острова разделяли течение Даугавы на три ответвления. Так как о. Мартиньсала по отношению к о. Долес находился дальше на восток, то с него можно было лучше всего контролировать сообщение по всем трем рукавам реки. К тому же самый глубокий, то есть более судоходный рукав Даугавы находился между о. Мартиньсала и правым берегом реки. Очевидно, учитывая это, для строительства замка и церкви с устроенным рядом кладбищем был выбран северо-восточный угол повышенной части небольшого острова (20 га). В свою очередь напротив него на правом берегу Даугавы находилось городище Саласпилс, где во второй половине XIV в. построены орденский замок и церковь, а в конце XVI в. оборудованы шведские шанцы.

Судя по хронике Генриха, строительство замка под руководством готландских каменотесов в сотрудничестве с ливами из Салы (Holme), начато в 1186 или 1187 году, когда обитавший в Икшкиле немецкий миссионер Мейнард только что был посвящен в первые епископы Ливонии (1186). В расплату за построенный замок ливы из Салы должны были принять христианство.

Как только приглашенные немцами мастера с Готланда закончили руководить строительством церкви и замка в Икшкиле, так наступил черед постройкам на острове. Перерыв между этими двумя строительствами небольшой, как красиво говорит летописец, времени было столько, между первым и вторым строительством, как промежуток между временем жатвы ржи и временем ее цветения. Скорее, всего, это было в 1186 г.

Еще до начала строительства второй церкви Икшкиле становится епископством и Мейнард начинает строительство уже каменной церкви на Сала (Мартиньсала), что бы властвовать над всем низовьем Даугавы. О том, что сие произошло в это время, свидетельствует булла Папы Климента III, которую он посылает в 1187 г. «уже существующему епископу». Чтобы создать епископство, необходимо было большое количество крещеных; в Икшкиле их количество не было и близко к тому, но такой спешке была причина: в крещении язычников с Германией соперничает Дания (епископство Лунда) и Швеция (епископство Упсала), завоевывая земли, расположенные больше на севере, позднее побережье Эстонии. Надо закрепить завоеванную сферу, исключить ее из возможного передела сфер влияния, и низовье Даугавы, ключ Востока, является особенно ценным приобретением. Границы стремительно расширяются - Папа Целестин III свою буллу, в которой славит заслуги Мейнарда в крещении ливов, уже посылает не в епископство Икшкиле, а Ливонии. Правда, положение захватчиков все еще нестабильно.

Замок находился на северо-восточном стороне острова Мартиньсала, на самом берегу, возвышавшемся на 5 м над уровнем воды. Со стороны суши замок охватывал ров, находящийся в 12 м от стены. В верхней части ширина рва была 7-8 м, а глубина достигала 3 м. Замок в плане имел трапециевидную форму, образованную оборонительными стенами. Стена, обращенная к основной части острова, была 40,15 м, почти под прямым углом примыкающие к ней юго-восточная стена была 23 м, северо-западная - 34,25 м. Четвертая стена (со стороны реки), возможно, также была, но ее впоследствии смыло вместе с берегом в половодье.

Т.о. первоначально замок представлял собой обнесенный крепостной стеной двор почти квадратный в плане, с двумя зданиями в углу. В крепостных стенах было два выхода, ширина которых составляла 2 (в северо-западной части) и 2,2 м (в юго-восточной). В северном углу замка находилось какое-то небольшое каменное здание 7,85 х 6,8 метров в плане с толщиной стен 0,8 м. Предполагается, что это была башня. Оборонительные стены замка были особенно толстыми - 3,25 м. Замок был построен из обработанных доломитовых квадров 16-24 х 30-50 см.

В отличие от повествования о строительстве Икшкиле, хронист прямо о строительстве церкви не упоминает, но всем известно, что первых ливов Салы крестили уже в церкви. В начале часть замка и церкви находились во владении ливов-христиан, но они время от времени свое крещение смывали в Даугаве, и пытались стряхнуть власть немцев с себя. После постройки каменного замка ливы изгнали людей епископа Мейнарда из этой крепости. О том сколь отважно эти племена защищали свою свободу, свидетельствует повествования оплачиваемого противником летописца. О Саласпилсе (т.е. Мартиньсале) сказано, что когда замок был построен, ливы свои обещания не выполнили, и «не было ни одного, кто бы принял веру», с помощью кулаков, побив людей священника, они пытались их выкинуть из замка. Напрасно епископ назначает день, когда могли бы собраться люди для отпущения грехов, - они не пришли. На похоронах Мейнарда, ливы не скрывали своей радости, хотя и громко причитали.

Ливы часто торговали с немцами, которые в 1180-х гг., отправляясь мимо Готланда, имели обыкновение заходить в Даугаву, чтобы развернуть торговлю с ливами, обитавшими на ее берегах. О торговом размахе жителей Салы свидетельствует их интерес по поводу цен на соль и сукно на Готланде. Как следует из информации автора “Описания земель” середины XIII в., именно торговцы были теми, кто на собственные средства создали укрепление на этом острове, чтобы использовать его как склад и точку опоры.

Около 1195 г. ливы Салы отпали от христианства и на длительное время стали распорядителями в замке. Характеризуя деятельность второго епископа Ливонии - Бертольда на Мартиньсале в 1198 г., хронист Генрих Латвийский упоминает, что замок Сала находится посреди реки (castrum Holme... medio fluminis situm est). Там же были церковь (ecclesia) и кладбище (cymiterium). Остров Мартиньсала ныне считается самым старым католическим кладбищем в Латвии, относится к 1197 г.

Когда епископ Бертольд прибыл на место Мейнарда, ему казалось, что он сумеет подкупить ливов, но те, съев угощение и забрав подарки, на освящении кладбища Салас решают, как лучше убить Бертольда: убить, утопить в Даугаве или сжечь в церкви, при этом прямо в глаза ему смеялись, что он пришел сюда не из-за христианской веры, а из-за вынужденной бедности в своей земле: «бедность причина его прихода!» Бертольду ничего больше не оставалось, как тайно сбежать в Германию. Возвратившись с солдатами, он все же корабли оставляет в безопасном месте, и по суше добирается до острова Салас. Затем Бертольд посылает через реку своего гонца к ливам с вопросом, хотят ли они принять веру, а в ответ из-за реки послышались крики, что они этой веры не желают признавать, и не хотят ее принимать. Всем понятно, что в это время (1197-1198) Сала в руках ливов.

Бертольд, ничего не добившись, вынужден был вернуться в Ригу, где он погибает в сражении с внезапно напавшими ливами, (ливы его пронзают насквозь копьем в спину, и затем разрывают его тело на кусочки). Немцы в отместку разоряют поселения и поля ливов вдоль Даугавы, принуждают принять крещение - так на острове Салас приняли крещение около 50 ливов. Как только воины покинули остров, вера последовала за ними по водам Даугавы. Ливы льют себе на голову воду, приговаривая: «…здесь мы крещеную воду вместе с верой христианской прогоняем по водам реки, освобождаясь от принятой веры, и отсылаем ее след за уезжающими…». Они также решают, что всех чужаков, которые останутся в их землях после Пасхи, убьют. (Только торговцы откупились за большой выкуп).

У епископа Альберта, который пришел после Бертольда, дела шли не намного лучше, чем у предшественника. Уже по пути в Икшкиле на него напали ливы с острова Салас, и несколько христиан погибло. А по возвращении на остров, на Альберта снова нападают ливы и окружают его. Епископ, находясь в окружении, испытывает голод и нужду, и, спасаясь, выгребает зерно из ям, в которых его хранят ливы.

В самом начале своей карьеры третий епископ Ливонии Альберт в 1200 г. с войском крестоносцев прибыл в нижнее течение Даугавы и отправился в замок Сала. Там Альберт решил дождаться, пока ему привезут с кораблей, стоявших в устье Даугавы (Дюнамюнде), принадлежности епископского сана. Ливы, понимая стремления немецких крестоносцев укрепиться и подчинить их силой, напали на размещенное на о. Мартиньсала войско епископа Альберта и держали его в длительной осаде. Однако в этой ситуации был найден выход: “Так как у осажденных там не было продовольствия ни для их самих, ни для лошадей, их положение было весьма тяжелым, однако наконец они, подкопав землю, в различных ямах нашли много хлеба и продовольствия”.

Можно было бы думать, что осажденные находились в замке, поскольку, перед тем как Альберт отправился в Икшкиле, местом его поселения называется замок Мартиньсала (castrum Holme). По возвращении из Икшкиле в качестве места поселения епископа снова упоминается Мартиньсала (Holma, Holmia), впрочем, без непосредственного указания, что там был замок. В повествовании об осаде епископского войска также упоминается лишь название Сала (Holma, Holmia), поэтому можно допустить, что епископа в замок не пустили.

Пережив опасность в Мартиньсале и видя, с какими трудностями без поддержки более крупных судов преодолеваются опасные пороги Румбулы, епископ Альберт решил превратить в свой главный опорный пункт и резиденцию епископства Ригу. В связи с этим в начале XIII в. прежние опорные пункты миссионеров и крестоносцев - замки Икшкиле и Мартиньсала - постепенно начали утрачивать свое первоначальное ведущее значение. Все же немецкое оружие и военный опыт оказались сильнее, и ливы были разгромлены.

В первом десятилетии XIII в. замок Мартиньсала все еще играл важную роль. О силе этого замка свидетельствуют события 1202-1203 гг. В это время на Мартиньсалу напали враждебные ливам земгалы. Им удалось сжечь поселок и церковь, но замок, который они долго осаждали (castrum diu inpugnantes), взять не смогли.

Полоцкий князь видит, чем закончилось его доброжелательное отношение к «миссионерам крестителям», и в 1203 г. Владимир Полоцкий вместе с Висвалдисом из Ерсики и литовцами нападает на Ливонию, осаждает Икшкиле, Саласпилс, и доходит даже до Риги, но там он терпит поражение и бежит. Ливы, прибыв на переговоры, просят князя не о заключении мира, а чтобы помог прогнать немцев из земель ливов. Готовится восстание. Ливов Кирхана и Лейяна, которые пытались говорить в защиту немцев, здесь же на месте были убиты - разорваны веревками (епископ их позднее причисляет к святым мученикам и хоронит в церкви Икшкиле рядом с Мейнардом и Бертольдом).

Неудачным было и нападение полоцкого князя на замок Мартиньсала в 1203 г., когда отразить его помогли присланные епископом лучники. Этот тактический маневр летописец охарактеризовал словами “они поторопились замок взять” (castrum preoccupant), т.е. раньше полочан. Здесь мы видим преимущество острова Сала - стрелы полочан не могли перелететь такое расстояние через воду, а стрелы защитников острова в свою очередь не дают подобраться к нему. Из развития этих событий можно сделать вывод, что замком управляли не немцы, а местные ливы. Следовательно, после 8-летнего перерыва (1195-1203) замок Мартиньсала снова был под контролем немцев.

Огорченные утратой политической власти, ливы в 1206 г. планировали обширное восстание против господства крестоносцев. В этих событиях ливской элите - старейшинам с Мартиньсалы - принадлежала ведущая роль. Упорные бои шли вокруг замка Мартиньсала, поскольку местные ливы с Ако, бывшим их руководителем и старейшиной (Ako, princeps ac senior eorum), стали организаторами активной борьбы. На общую войну против крестоносцев призывались не только ливы Даугавы и Гауи, но и полочане и литовцы.

Вождь ливов Ако пытается объединить различные племена, организует восстание во всех округах низовья Даугавы, прося помощи у Полоцкого князя, так как «ярмо веры невыносимо». Когда Полоцкий князь говорит с послами немцев, которые лицемерно предлагали мир, ливы громогласно восклицали, что они «мира не хотят и не будут его соблюдать, и их рот был полон проклятий и горечи, и они побуждали князя сердцем и разумом к войне, а не заключать мир». Все же немцам удается за плату узнать план военных действий, и полмарки серебра подкупят «какого-то бедного из Саласпилса», который доставит эту новость в Ригу. Виновниками этого восстания немцы считают «ливов Саласпилса и их старейшину, которые были корнями несчастья».

Восставшие собрались на о. Мартиньсала, используя в качестве опорного пункта замок, который отвоевали от немцев в начале восстания. Достичь больших успехов в этой борьбе ливам мешали неявка вовремя призванных на общее дело и раскол среди самих ливов, поскольку часть ливов Салы во главе с Лембевалде стали на сторону епископа. В борьбе с ливами и их союзниками впервые выступил основанный в 1202 г. Орден меченосцев, военным руководителем которого был орденский брат Арнольд (Arnold frater milicie), который в этом бою находился во главе войска крестоносцев. После взятия пристани берега о. Мартиньсала в ближнем бою перевес взяли лучше вооруженные крестоносцы. Используя камнеметательные машины (патереллы) и бросая горючие материалы, были подожжены постройки форбурга (menia suburbana) и деревянные укрепления над защитной стеной (in munitione).

4 июня 1206 г. крестоносцы высадились на о. Мартиньсала и напали на ливов Доле и Саласпилса, понесших поражение. Немцам удалось рассеять защитников Мартиньсалы так, что только часть их нашла убежище в замке (castro recipiuntur), пока прочие спасались вплавь, а большая часть пала в битве, в том числе Ако, которого летописец впоследствии считал одним из величайших врагов Ливонии. Он был назван вождем некогда предательских ливов Салы (Ako, Lyvonum in Holme quandum perfidorum princeps). Голову Ако, как знак победы крестоносцев, послали в Ригу и вручили епископу Альберту в знак торжества победителей.

Укрывшихся в замке (in castro) вынудили сдаться. Старейшин Салы (seniores Holmensium) арестовали и после этого вывезли в Германию, “чтобы они там, глядя и слушая, познали обычаи христиан и те, кто всегда был неверен, научились быть верными”. Замок Мартиньсала снова полностью захватили немцы и превратили в одну из баз хозяйственной жизни епископа. В замке поселили священника Даниэля вместе с управителем Гевехардом (cum dapifero suo Geverhardo), задачей которого было заботиться о снабжении продовольствием. Защиту замка, “чтобы ливы впредь более не могли, призвав русских и язычников, оказать христианам сопротивление”, обеспечивали присланные баллистарии. Как свидетельствует дальнейшее развитие событий, замок Мартиньсала стал собственностью капитула епископа, а впоследствии архиепископа, и его хозяйственной основой.

Подавлением восстания ливов в 1206 г. борьба за замок Мартиньсала еще не закончилась. Летом того же года нескольким ливам удалось проникнуть в Полоцк, чтобы призвать тамошнего князя поспешить на помощь. Князь собрал сильное войско и на кораблях отправился вниз по Даугаве. После короткого боя при Икшкиле войско полочан продвинулось дальше и окружило замок Сала. Так как атака была неожиданной, часть ливов спряталась в лесах (очевидно, те, кто жил на правом берегу Даугавы), другие вместе с немцами собрались у замка. Когда он был закрыт (clauso castro), 20 немецких лучников расположились на защитной стене, чтобы отразить нападение.

Примечание: в замке Мартиньсала было два входа - один с северо-запада, второй с юго-востока. Чтобы закрывать ворота юго-восточного прохода в 2 м шириной, по обе стороны прохода в каменной стене были оставлены отверстия для засова. При прочистке отверстий стало возможно установить, что в одном из круглых отверстий, предусмотренных для помещения деревянного засова длиной 2 м, еще сохранились его сгнившие деревянные остатки.

Русские вместе с призванными турайдскими ливами натаскали огромную кучу деревьев, к которой подпустили огонь, чтобы загорелись устроенные над каменным основанием деревянные конструкции. Деревья, предназначенные для поджигания, очевидно, были свалены в оборонительный ров у стены замка, поскольку при раскопках 1970-73 гг. в нижней части раскопа рва наблюдались углистые прослойки.

Осада продолжалась 11 дней, когда немцам следовало защищаться как от “друзей внутри (надо думать, колеблющихся ливов), так и от врагов снаружи” (de amicis infra quam extra de inimicis). В описании битвы говорится об укреплениях замка над защитной стеной (arx munitionis), куда по лесенкам в стене могли подниматься и занимать боевую позицию лучники. Их искусство стрельбы и неудача осаждавших в обращении с метательным орудием (камни бросали в неправильном направлении) позволили отбить атаку на замок. Примечание: Arx - верхняя часть защитной стены (munitio), верх, иногда также башня или крыша - использованная в качестве убежища, за которым могли стоять защитники замка. Иногда arx переводят словом “бруствер”, обычно, впрочем, означающим земляную насыпь перед окопом - см. Хронику Генриха.

Летом 1212 г., когда в бассейне Гауи началось восстание против немцев, к бунтовщикам присоединились также даугавские ливы, среди которых называют также ливов Салы (Holmenses). Летописец пишет, что они “начали укреплять все свои замки (ceperunt firmare omnia castra sua), чтобы сразу после уборки урожая укрыться в них”. Эта акция ливов свидетельствует, что у них, в том числе у жителей Мартиньсалы, все еще сохранялись определенные права на использование замка в своих целях. Узнав планы ливов, крестоносцы немедленно предприняли контрмеры, направленные “против весьма подлых замыслов жителей Салы” (Holmensium), в результате чего они “разорили верхнюю часть каменного замка (summitatem castri ipsorum lapidei), которую построил их первый епископ Мейнард”. Очевидно, здесь разрушение постигло те деревянные конструкции, которые находились над 4-9-метровыми каменными фундаментами, опиравшиеся изнутри на столбы, вкопанные на расстоянии 2-3 м друг от друга.

При разделе завоеванных земель в 1211 г. между рижским епископом и орденом меченосцев (в отношении ливской территории это было определено уже в 1207 г.) было заключено соглашение о том, что 2/3 из замка Мартиньсала (de castro Holme) причитаются епископу, а 1/3 переходит в собственность ордена вместе с окрестными людьми, их полями и податями. О том, что подобный раздел первоначально имел формальный характер, свидетельствует жалоба ордена папе в 1213 г. на то, что епископ помешал ему воспользоваться причитающейся 1/3 и не позволил построить своей церкви на Мартиньсале (in Insula, quae Holme dicitur). В 1212 г. было новое восстание ливов, немцев прогоняют, но все же ливов выгоняют из Мартиньсальского замка, а ту часть замка, которая была построена для них епископом Мейнардом, сносят.

Судя по документам 1231 и 1248 гг., где, впрочем, упоминается не замок, а церковь Мартиньсалы и приход, переходящие в собственность капитула Рижского епископства, можно сделать вывод, что владения Мартиньсала (Holme) охватывали также часть острова Долес (Magna insula) и селения на другом берегу Даугавы (... villarum, que altra Dunam site sunt). Надо думать, что под этими территориями на о. Долес и правом берегу Даугавы надо понимать владения замкового округа Мартиньсала.

С 1255 г., когда папа утвердил собственность рижского архиепископа на несколько замков вместе со всем принадлежащим, не затрагивая прав ордена, замок Мартиньсала встречается под другим названием - замок Базницсала (castrum Kercholme). Новое обозначение Мартиньсалы, возможно, свидетельствует об изменениях в образовании строений на острове, что подтверждают результаты археологических исследований (перестройки в замке и церкви - каменное здание).

Из документа 1294 г. следует, что архиепископ подарил капитулу свои оставшиеся владения на о. Долес и Мартиньсала, которые до этого составляли 1/3 в замке и на острове (in castro Kercholme, similiter et tercia parte hominum in eadem insula cotidie residentium), с половиной права на рыбалку в Даугаве.

В крупном споре, который начался в 1297 г. между Тевтонским орденом, городом Ригой и архиепископом Иоанном III, рижские бюргеры полностью разрушили орденский замок в Риге и захватили другие владения ордена вблизи города. Орден в свою очередь в 1298 г., мстя архиепископу и рижанам, разорил многие владения своих противников, в том числе замки Вецсаласпилс и Вецдоле.

Замок Мартиньсала сильно пострадал в войнах архиепископа с орденом в конце XIII - начале XIV вв., что, между прочим, отражено в жалобе архиепископа папе от 1305 г. В ней говорится, что орден нанес ущерб владениям его и капитула, а также занял несколько замков, среди них назван и замок Мартиньсала с соответствующими владениями - селами, людьми, полями и т. д. (castrum Kerchholm cum villie, hominibus, agris cultis et incultis etc.).

По отношению к замку Мартиньсала (Chercholi) представители ордена во время допроса Франциска де Молиена (Молиано) в 1312 г. поясняли, что этот замок оставят за собой, поскольку им здесь причитается определенная доля (habeant in eo certem partem). Очевидно, здесь орден ссылается на первоначальный раздел Ливонии, в т. ч. замка Мартиньсала (Holme), по которому ему причиталась одна треть собственности.

О том, что и в последующие годы замок Мартиньсала все еще был в руках ордена, свидетельствует распоряжение папы от 1318 г. с указанием, что несколько замков, сел и т. д., в том числе замок Мартиньсала (Kerchholme) орден должен отдать архиепископу и капитулу, возмещая нанесенный ущерб. Кажется, на сей раз папское распоряжение было выполнено своевременно, поскольку, судя по утвержденному архиепископом в 1355 г. дарению капитулу, замок Мартиньсала (castrum Kerchholme) в течение последних 40 лет наряду с другими владениями архиепископа управляется в мирных условиях. Это последние достоверные сведения о замке Мартиньсала как о собственности архиепископа.

Замок на Мартиньсале имел очень выгодное географическое положение - Даугава всегда была важным водным путем, но у острова Доле с Мартиньсалой в его южном конце было удобное место переправы. Поэтому значение этого пересечения дорог не терялось и позднее. После разрушения старого замка Ливонский орден получил с 14 в. в свое владение окружающую территорию и напротив Мартиньсалы на суше на правом берегу Даугавы построил свое новое укрепление. Построенный на берегу новый замок сохранил старое название Саласпилс (Kirchholm). С 19 в., когда начались исследования средневековых замков, построенный на берегу Даугавы новый замок в немецкой литературе стали обозначать как Neu-Kirchholm, чтобы не путать его со старым замком на Мартиньсале.

Во второй половине XIV в. название “castrum Kirchholm” унаследовал орденский замок, построенный напротив Мартиньсалы на правом берегу Даугавы, который впервые упомянут в документах в 1380 г. В одном списке орденских замков, не датированном более подробно, 1414-1438 гг., т. е. первой половины XV в., наряду с Kircholm (Kyrhol) упоминается Xkolm с следующими за ним замками Лиелварде (Lenewerne), Ропажи (Rodenpussch) и Адажи-Букулти (Nuwenmoel). Возможно, что Xholm относится к замку Мартиньсала, который существовал, возможно, как частично используемое укрепление на начальном этапе создания Саласпилсского орденского замка. Знаменательно, что Лиелвардский замок, который в принципе был собственностью архиепископа, в первой половине XV в. до 1436 г. был также заложен ордену.

Два документа первой половины XIV в. (1335, 1349) позволяют приблизительно определить границы первоначального замкового округа замка Сала - Мартиньсалы (districtus Kirholmensis). Эти документы говорят в пользу допущения, что ливы замка Сала, или Базницсала (Lyven van me Kercholme), которые в рассматриваемое время находились в уделе ордена, занимали территорию прямо на восток от Рижского патримониального округа в довольно узкой полосе между Даугавой на юге и границей Адажи-Букулти (Nyen Molen) и Ропажи (Rodenpoyer), в то время как с западной стороны находился округ замка Икшкиле.

Большие споры насчет того, кому принадлежит остров Мартиньсала, долго еще продолжались. Самый большой судебный процесс проходил в 1613 г. между церквями Доле и Саласпилса, а в 1745 г. остров поделили пополам между участниками тяжбы, присудив церкви Георгия из Саласпилса верхнюю часть острова.

Первые археологические раскопки на острове Мартиньсала провел балтийский немец Антон Бухгольц в 1897 и 1899 г. (ему в помощь были даны 40 солдат из ближайшего гарнизона). Он стремился с помощью нескольких траншей определить общую планировку замка. После этого в 1900 г. в отдельных местах проводилась консервация стен замка. К сожалению, более обширный обзор раскопок, а также планы и фотографии не сохранились. В протоколе заседания Рижского общества исследователей старины опубликовано предисловие А. Бухгольца о раскопках на Мартиньсале.

Было выяснено, что эта церковь была намного больше, чем построенная в Икшкиле, а так же, что кладбище возле нее использовалось для захоронения еще в конце 16 в., в течение четырехсот лет умерших хоронили в несколько ярусов. По захоронениям можно было проследить, как ливы становились все беднее, как ухудшалось их экономическое состояние. Немцев хоронили под полом церкви. Стены церкви были покрашены в белый цвет, с синим орнаментом, а в окнах желтые и голубые стекла. В результате раскопок были найдены пять надгробных плит с изображениями, на одной изображение воина 13 в. (перевезена в Домскую церковь, возможно, это самая старая надгробная плита в Латвии), а между плитами пола найдены пожертвованные монеты, датированные с 1200 г. по 1550 г. Если предшествующие исследователи описывали только архитектуру каменных замков, то раскопки археолога и нумизмата А. Бухгольца в Мартиньсальском замке (Burg Holme) в конце XIX в. принесли также богатейший археологический материал (более чем 1000 древностей).

Очередной план развалин замка в сентябре 1895 г. обмерил архитектор Вильгельм Нейманис, вместе с историком Антоном Бухгольцем готовясь к раскопкам, и в течение двух дней фиксируя развалины как на Мартиньсале, так и стоящие напротив на суше. К сожалению, этот план не был опубликован и его местонахождение неизвестно. Опираясь на полученный при раскопках материал, т. е. остатки стен, архитектор В. Нейманис дал реконструкцию замка. Основные стены замка изображены как правильный четырехугольник, снаружи стен защитные рвы расположены симметрично, на одинаковом расстоянии от стен, а сами каменные стены даны слишком высокими.

Первым исследователем, который более широко рассматривает и характеризует сведения письменных источников о замках региона, является Карл Левис оф Менар (1855-1930) - заведующий библиотекой лифляндского рыцарства, исследователь замков и археолог. Уже до 1903 г. он посетил развалины, произведя обмеры. Сделанный тогда эскиз не был опубликован, но обнаружен в архиве исследователя в картотеке существующих замков Ливонии. На одном листе были изображены планы как Саласпилсского замка, так и Мартиньсальского и отмечено, что эти обмеры проводились с 12 по 25 мая 1903 г. В газете “Duena-Zeitung” в 1904 г. он опубликовал статью “Два острова Даугавы”, первая часть которой была посвящена Мартиньсале, а вторая - о. Долес. В 1910 г. эти материалы в дополненном виде помещены в отдельном издании, предназначенном для туристов. В 1922 г. К. Левис оф Менар в своем лексиконе замков Ливонии привел также основные ссылки на источники и литературу о замке.

Текст из "Бургенлексикона" 1922 г., где Левис оф Менар обобщил данные о замке Мартиньсала: Хольм, или Alt-Kirchholm на острове Мартиня на Даугаве - второй по древности каменный замок Лифляндии, строительство которого, вероятно, начал летом 1186 г. первый епископ Лифляндии Мейнард, апостол ливов. В 1211 г. 1/3 от замка, в XIII в. называвшегося Хольм (Holme), с 1255 г. также Kerchholme, получил лифляндский орден меченосцев, однако позднее он перешел к домскому капитулу и в 1298 г. был разрушен орденом, как месть за разрушение рижского орденского замка в 1297 г. Прямоугольные в плане развалины замка имеют стороны 40,15 и 34,25 м. Северная сторона (к Даугаве) обвалилась. Мощные окружающие стены - шириной 3-3,25 м и сооружены из крупных квадров. К востоку открывается башня. Внутри замка при раскопках, проведенных в 1897 и 1899 гг. под руководством д-ра Антона Бухгольца, найдены только жалкие остатки фундамента единственного помещения у другой башни, на западе.

Замки рижских епископов и архиепископов, построенные в конце XII и XIII вв., А. Туулсе в 1940-е годы подразделил следующим образом: 1) башенные замки с 4-угольной башней; 2) прямоугольные в плане замки - убежище для населения (Kastell - Volksburg) - Хольме; 3) треугольные в плане, отрезанные от суши рвом замки (Abschnittsburg); 4) неопределенный план. Опираясь на выводы, полученные при археологических исследованиях второй половины XX в., теперь в данной классификации следует произвести существенные уточнения и исправления. Но как факт, относящийся к замку в Мартиньсале, мы не могли об этом не упомянуть, тем более, что Туулсе лично посетил развалины на Мартиньсале.

Хотя исследования следовало бы продолжить, уже теперь среди замков XIII в. можно выделить оба наиболее значительных типа средневековых замков - регулярный и нерегулярный. К первой группе - регулярным замкам - можно отнести Хольме и Вецдоле, защитная стена которых в плане близка к квадрату. Однако следует отметить, что у них расположение зданий во дворе не является центрально-симметричным. Строительство прямоугольной защитной стены можно связать с расположением замка на открытом, ровном месте, где на форму постройки не влияли ни рельеф, ни предыдущая застройка.

В связи со строительством ГЭС на берегах Даугавы в 60-70 гг. ХХ в. развернулись обширные исследовательские работы территорий каменных замков на больших площадях. В зоне затопления Плявиньской ГЭС были исследованы замки в Кокнесе, Локстене, Селпилсе и Алтене. Если ранее исследования замков ограничивались зондажем или вырытыми вдоль каменных стен траншеями, то теперь в нескольких объектах, как в Локстене и Алтене было исследовано 50-60 % от всей территории замков. Еще более объемные работы были произведены в зоне затопления Рижской ГЭС, где отдельные замки - Мартиньсала и Икшкиле были раскопаны полностью, и обширные раскопки произведены также в Саласпилсе и Вецдоле.

Проведенные в советское время на местах средневековых замков раскопки, которыми полностью было вскрыто несколько замков (Мартиньсала, Икшкиле), наглядно показали, что замки - это не только памятники архитектуры своего времени, но и исторические памятники в самом широком смысле этого слова. Упомянутые исследования рассматривают образование средневековых замков как постепенный процесс, в котором наряду с различными заимствованными с Запада (Германия, Скандинавия) нововведениями, известную роль играли и местные строительные традиции. Добытый в средневековых каменных замках вещевой материал свидетельствует о том, что замки ливонского периода являлись местом жительства этнически разнообразного контингента населения и поэтому их нельзя считать культурным наследием только немецких феодалов.

4 группа замков по классификации Э. Мугуревича: замки, построенные на местах селищ или по¬селении местных жителей; их, в свою очередь, можно подразделить на
а) замки, возведенные в селищах (Икшкиле, Мартиньсала, Вецдоле);
б) замки, построенные на местах брошенных селищ (Алтене).
Характерными образцами замков, которые построены на местах поселений местных жителей и в сотрудничестве с ними являются Икшкильский и Мартиньсальский замки. Об этом свидетельствуют как письменные источники, так и археологические раскопки, которые доказывают, что после постройки замков местные селения продолжали существовать. Если в начале XII-XIII вв. местные жители выступали как партнеры в строительстве замков, то со 2-й пол. XIII в. немецкие договоры с куршами и земгалами определяют, что местные жители в качестве повинности должны принимать участие в строительстве замков.

Перед тем, как остров Мартиньсала поглотили воды Даугавы, на нем, начиная с 1966 г., были проведены археологические раскопки, которые дали богатый материал для исторических исследований. При раскопках Института истории АН ЛССР в 1967-1973 гг. под руководством Э.Мугуревича была полностью открыта вся территория замка, приблизительно половина форбурга, в четырех местах проведены разрезы защитного рва и в двух местах прокопан берег Даугавы напротив северо-восточной стены замка. Выделено два периода застройки замка (конец XII - первая половина XIII вв. и вторая половина XIII - XIV вв.), дана новая попытка реконструкции первого периода застройки замка.

Надо отметить, что в Западной Европе не сразу перешли к строительству только каменных замков. В Германии, Польше и других землях переход от деревянных укреплений к комплексам жилых и хозяйственных помещений, ограниченных каменными стенами являлся ступенчатым процессом, занявшим время с XI до XIII-XIVвв., местами даже до XV в. Деревянные укрепления палисадов подле многих каменных замков в Ливонии упомянуты еще в конце XVI в. в актах польских ревизий. Также и археологические исследования подтвердили, что у многих средневековых замков, таких, как Фолкенбергский, Мартиньсальский и др. каменные укрепления дополнялись деревянными изгородями с тех сторон, где на замок было труднее всего напасть и имелось какое-то природное препятствие. Поэтому у историков есть определенные основания говорить о каменно-деревянных замках данного периода.

Каменный замок Мартиньсала, являющийся вторым по древности укреплением такого типа в Ливонии, важен для историков в том смысле, что его полное археологическое исследование позволило получить наглядное представление о планировке и фортификации старинных каменных замков. В последующие века здесь не проводились перестройки, которые нарушили бы культурный слой и расположение и конструкцию построек конца XII - XIV вв. По окончании раскопок в 1974 г. стены замка, благодаря отзывчивости строителей Рижской ГЭС и использованию их техники, были засыпаны слоем гравия, чтобы воды водохранилища после затопления острова не размыли остатки еще полностью не открытых стен. Если отплыть метров 20-25 от берега в этом месте, то под водой можно почувствовать стену, на которую можно сесть - она практически на уровне воды водохранилища. Замковые башни перед затоплением были взорваны.

На момент строительства ГЭС Саласпилса в соверменном понимании не было. Поселок назывался Кестерциемс (территория современного Саласпилса между ж/д и плотиной). Саласпилсом назывался поселок, что далее за переездом. Лишь во время строительства ГЭС поселки объединили. Кестерциемс стал частью Саласпилса и был переименован в район "Энергетик". Права поселка города Саласпилс получил в 1993 г. Около Саласпилса сохранились руины церкви святого Георгия. Церковь несколько раз разрушали и опустошали и при строительстве ГЭС ее решено было снести. Остались лишь фрагменты апсиды у самой воды рижского водохранилища.

Церковь св. Георгия впервые упомянута в 1197 г. Дважды восстанавливалась - в 1380 г. и в 17 в. Основная перестройка проходила с 1894 по 1896 г. по проекту Готфрида Крона. При последней реконструкции церковь была перестроена в формах неоготики. От романкой церкви 12 в. сохранилась лишь алтарная часть, ставшая алтарем новой церкви. Во время Первой мировой войны - частично разрушена, восстановлена по старому проекту с 1925 по 1934 г. Сильно пострадала во время Второй Мировой войны. После войны превратилась в руины, которые жители местного колхоза разбирали по камешку. Перед затоплением примерно за год церковь взорвали. Развалины практически полностью снесены при строительстве Рижской ГЭС в 1973 г. Остались небольшие фрагменты средневековой алтарной апсиды. На раннем этапе строительства ГЭС (1969-73) там находилась слесарная временная мастерская.

Начало строительства каменных замков региона нижнего течения Даугавы, история развития в XII-XVI вв. и его политические, хозяйственные и культурные аспекты описываются в статье А. Цауне 1996 г., в которой показаны условия, в которых появились первые значительные каменные укрепления в Икшкиле, Вецсаласпилсе (на Мартиньсале), Вецдоле, Риге и Даугавгриве.

В наши дни на месте битвы ливов Ако и крестоносцев в 1994 г. был воздвигнут мемориальный ансамбль в виде деревянных языческих символов. В центре выстриженной огромной поляны сделано разорванное земляное кольцо, на котором красуются огромные валуны - памятник состоит из кругового насыпного вала и возвышения в середине круга. От центрального возвышения на четыре стороны света вели символические мосты дружбы. На центральной насыпи кургана стоял деревянный знак, который олицетворяет собой инициалы Ако и одновременно является символом древних богов. Также это алтарь для возложения цветов и трон, с которого, по преданию, на нас смотрит сам Ако.

На перегородке знака, вырезанной в виде лодки, значатся слова - "Mūžīga piemiņa AKO un visiem, kas krituši pirms un pēc viņa brīvības vārdā". Это слова краеведа Вайдиса Виллерушса, которые означают - "Вечная память АКО и всем, кто пали до и после него во имя свободы". Резной орнамент на знаке описывал события прошлых веков. Две диагональные балки посвящены противостоящим сторонам. На левой балке изображены вооруженные и закованные в железо крестоносцы с лесом пик. Справа шесть колонн древних солдат - защитников городища во главе с Ако. Там где колонны встречаются, находится языческий символ солнца, под которым живут как христиане, так и язычники. Еще в 2005 г. памятник был еще относительно неизвестен. Людей там было мало. Желающие полазать по памятнику со временем привели его в негодность. В 2012 г. памятника не месте обнаружено не было. Саласпилсская дума обещала его отреставрировать и установить на прежнем месте.

ПРИЛОЖЕНИЕ: Предание о церкви Мартиньсалы

Из старого замка Саласпилс к церкви или монастырю на о. Мартиньсала (на Мартиньсале были монастырь и церковь) через Даугаву вел подземный ход. Это рассказывали старые люди. Когда вода в Даугаве стоит низко, то от замка до Мартиньсалы можно увидеть как бы песчаные дорожки. Там вроде и есть этот подземный ход.

Источники информации:

“Latvijas 12. gadsimta beigu - 17. gadsimta vācu piļu leksikons” Rīga, Latvijas vēstures institūta apgāds, 2004
“Latvijas viduslaiku pilis. I. Latvijas viduslaiku piļu pētniecība 18.-20. gadsimtā” Rīga Latvijas vēstures institūta apgāds, 2001
Ē. Mugurēvičs “Latvijas viduslaiku piļu klasifikācijas un arheoloģiskās izpētes jautājumi” - “Arheoloģija un etnogrāfija, XIV. Apcerējumi par viduslaiku pilīm un pilsētām Latvijas teritorijā” Rīga “Zinātne” 1983
“Senā Rīga. Pētījumi pilsētas arheoloģija un vēsturē” Rīga Latvijas vēstures institūta apgāds 1998
"Neogotika Latvijas arhitektūrā", Rīga, 2005
“Indriķa hronika” Rīga “Zinātne” 1993
Vaida Villeruša "Gājums" Rīga "Kabata" 1994
“Latviešu tautas teikas: Vēsturiskās teikas” Rīga: Zinātne, 1988
Karl von Lowis of Menar “Burgenlexikon fur Alt-Livland” Riga “Valters & Rapa” 1922
Karl von Lowis of Menar "Die Duna von der Ogermundung bis Riga und der Badeort Baldon" Riga 1910
“Энциклопедия Рига” Рига, Гл.ред.энц. 1989
http://www.pilis.lv/a_pnm/view.php?id=9148&prop_id=258
http://historylib.org/historybooks/E--S--Mugurevich_Vostochnaya-Latviya-i-sosednie-zemli-v-X-XIII-vv-/3
http://www.liis.lv/latval/Valoda/Teksts/2nodalja/Citati/11.htm
http://strannik.turklub.org/index.php/dnevnik-stranstvij/13-pamyatnik-yazychniku
http://www.livones.net/44atbildes/?raksts=8674
http://www.vietas.lv/objekts/pieminas_zime_ako_un_daugavas_libiesiem/
http://www.panoramio.com/photo/41003596
http://www.biblioteka.salaspils.lv/salaspils-libiesu-sacelsanas-800-gadu-atcere
http://www.spoki.lv/paparazzi/Kur-pazuda-/575523
http://www.draugiem.lv/salaspilsaz/gallery/?aid=42888814
http://www.salaspils.lv/lv/sabiedriba_aktualitates/?nid=_1740
http://salaspils.serveri.lv/lv/sabiedriba_aktualitates/?archive&nid=_1590
http://ru.wikipedia.org/wiki/%D1%E0%EB%E0%F1%EF%E8%EB%F1

Посмотреть ссылки на сайты о замке и обсудить их на нашем форуме

Фотогалерея замка
Фото Р. Римша (2008 г.)

Материалы об острове и его обитателях из экспозиции музея Даугавы на о. Доле

Фото Р. Римша (2012 г.)

Фото Дмитрия Короля

Памятник Ако в Саласпилсе
Фото Р. Римша (2012 г.)

Фото Валерия Смолика
(2012 г.)

Памятник Ако
Фото Р. Римша (2003 г.)

Старые изображения

Планы замка

Местонахождение

Церковь св. Георгия в Саласпилсе
Фото Р. Римша (1998 г.)

Другие фото

© Дизайн Ренаты Римша